Меню

Страшные трубы под водой

Тест на субмеханофобию: 15 самых страшных объектов, которые можно встретить под водой

По крайней мере, так считают люди, которые страдают от новой фобии.

Субмеханофобия — боязнь искусственных объектов, частично или полностью находящихся под водой. На портале Reddit есть целое сообщество, посвящённое этому страху, и в нём состоит 375 тысяч человек. Они выкладывают фотографии того, что вызывает в них трепет, смешанный с отвращением. Самые яркие примеры приводит Bored Panda.

Скульптура акулы, озеро Невшатель, Швейцария

Serpent D’ocean — гигантская скульптура морского змея на пляже Сен-​Бревен-ле-Пен во Франции

Статуя «Пробуждение» на курорте Нэшнл-Харбор в Мэриленде, США

Интересно, что термин «субмеханофобия» появился только в 2013 году — сразу после создания сообщества на Reddit. Его основатели считают, что именно они изобрели это понятие, а потом оно стало набирать популярность в Сети.

Американские горки из парка развлечений в Нью-Джерси, которые унесло в океан ураганом «Сэнди»

Затопленная церковь в Эль-Потоси, Венесуэла

«Христос из бездны» — статуя на дне моря в бухте Сан-Фруттуозо, Италия

Люди, испытывающие неприятные эмоции при виде подобных объектов, сообщают, что больше всего боятся оказаться внутри них и захлебнуться. А ещё им кажется, что оттуда могут выплыть трупы, монстры или призраки.

Заброшенная съёмочная площадка канадского телешоу Splatalot

Винт с правого борта «Титаника»

Нефтяная платформа, которую прибило к берегу острова Льюис в Шотландии

Как и любая другая фобия, эта кажется иррациональной, но профессиональные дайверы не позволяют себе смеяться над теми, кто её испытывает. По их словам, когда из темноты и тишины перед тобой внезапно возникает какая-то странная конструкция, сердце поневоле начинает биться чаще.

Дайвер в салоне затопленного самолёта

Скульптура дракона на озере Невшатель в Швейцарии

Последний дом на болотистом острове Холланд в Мэриленде, США

Страх перед затопленными искусственными объектами тесно связан с талассофобией — боязнью водоёмов и даже глубоких бассейнов. Люди, страдающие ей, страшатся больших объёмов воды, волн и морских обитателей.

Источник

У меня пипареобия

Чего вы боитесь больше всего? Пауков? Темноты? Читатель ЧЧ прислал свою историю о том, как живется с одной из самых редких фобий — пипареобией, страхом труб.

С детства для меня страшнее пауков и темноты только трубы. Серьезно, вы видели эти большие страшные херовены? Если с газовыми и пустыми трубами еще можно жить, то водопроводные – отродье сатаны.

Не знаю, когда именно это началось, но самое четкое воспоминание осталось с трех лет. Мы жили в небольшом военном городке. По-сути от моих бабушек и дедушек нас отделяли три этажа. Однажды родители уехали по делам и буквально через 2 минуты должна была прийти бабушка. Единственное что помню – почему-то была открыта дверь в туалет. За туалетом – трубы. Страх перед ним был настолько сильным, что я даже закрыть дверь в туалет не могла – просто стояла и смотрела на них.

Отчетливо помню самое страшное утро в моей жизни. Я проснулась от суеты в доме – у бабушки, которой мы ночевали, прохудился и начал течь бойлер: большая фигня, которая висит над ванной и нагревает воду. Считаю себя героем: я смогла зайти в ванную, где висел большой, немного ржавый, а что самое страшное – протекающий бойлер и даже почистить зубы рядом с ним.

Все детство я мылась с родителями, а в туалет ходила с открытой дверью. Никакие попытки убедить меня в безопасности этих фиговин не облегчили жизнь.

Потом мы переехали в другой город в новую квартиру. Переезжать пришлось еще на этапе ремонта, поэтому трубы за туалетом еще не были покрашены или прикрыты шкафчиком, как сейчас. Это был самый сложный период моей жизни: я немного подросла, и родители стали оставлять меня одну дома на рабочее время. Если для других детей это было в радость, то для меня именно так выглядел настоящий ад. Зайти в ванную, помыть руки – страх. Зайти в туалет – сковывающий ужас. Я ждала родителей, чтобы сходить в уборную, терпела до последнего.

В подростковом возрасте ничего не изменилось. Представьте, что вы идете по темному заброшенному зданию без фонарика. Обернувшись, чего бы вы боялись увидеть больше всего? Призраков? Зомби? Охранника этого здания? Раньше я очень любила заброшенные здания, ходила в камуфляже, мечтала о берцах и представляла себя сталкером. Как-то раз с подругой полезли в заброшенную гостиницу без фонарика (телефоны тогда были кнопочные без встроенного фонарика). Вокруг темнота, ветер гуляет по пустым помещениям, окраина города. Я оборачиваюсь, отскакиваю и начинаю громко кричать. Как думаете, что я увидела? Свисающую со стены трубы. И не просто трубы – с вентилем!

Читайте также:  Вес стальной трубы 250х8

Как я сейчас хожу в душ? Дома привыкла. В незнакомых местах включаю на телефоне музыку погромче, отвлекаюсь на текст, пою, думаю о ромашках на зеленом поле. И то не всегда помогает. Одно радует – туалетов больше не боюсь.

В детстве я видела как в телевизоре советуют бороться с необычными страхами, например — фобией голубей. Говорят, сядьте в парке, полном птиц, и смотрите на них, трогайте. Мол, взгляните своим страхам в лицо. Наверное, в свое время мне нужно было прийти в какой-нибудь трубный парк тоже трогать предмет своего страха. Если честно — глупый и бесполезный совет. Кажется, если постоянно и часто контактировать с предметом фобии можно попасть в сумасшедший дом.

По моему опыту с начала нужно понять, почему вы боитесь чего-то. Например, страшна не сама высота, а возможность упасть с нее и разбиться, либо уронить какую-то ценную вещь. В трубах я боюсь того, что их может прорвать — холодная, а еще хуже горячая вода начнет неконтролируемо литься во все стороны и я не смогу остановить потоп. Каждый раз, находясь рядом с ними, я представляю причину и становится немного легче — вероятность того, что трубу прорвет, очень мала.

Еще один совет — отвлекаться. Стараться переключить внимание, думать о чем-то другом: новом проекте, не сделанном домашнем задании, приближающейся сессии, вкусном торте в любимой кофейне.

Фобия — это борьба на протяжении всей жизни. Мне повезло — чем взрослее я становлюсь, тем меньше становится страх. Возможно, когда мне будет 80 лет, я смогу выполнить первый пункт в моем списке дел, которые нужно сделать до конца жизни — дотронусь до большой водопроводной трубы с вентилем.

Присылайте свою анонимную историю на cherdakchi@yandex.ru и в сообщения нашей группы ВКонтакте .

Забирайся на Чердак Чижевского в Telegram и ВКонтакте .

Источник

16 шокирующих снимков подводных глубин, после которых вы даже на свою речку будете поглядывать с опаской

Не все люди готовы плескаться в воде день и ночь — есть и такие, кого от одной мысли о купании где-то кроме бассейна и собственной ванны пробивает дрожь. Талассофобия вызывает у людей разную степень боязни моря и глубины — кто-то может плавать только там, где ноги касаются дна, а кто-то не может даже смотреть на фотографии подводных глубин. И таких людей можно понять, особенно если посмотреть на эти снимки водных просторов, которые выглядят как декорации к фильмам ужасов.

1. Подводная часть айсберга

2. Конец уходит в неизвестность

3. Подводная река в Мексике

4. Нет, это не здоровенная рыбина, а дыра в носу затонувшего корабля

5. «Фото от моего брата, который работает на нефтяной вышке»

7. «Одновременно трогаю Северную Америку и Европу»

9. Экстремалы и под водой экстремалы

10. «Что-то в нефтяных вышках меня пугает»

11. «Вода была ниже колена, а потом внезапно вот такая дыра»

12. Главный страх всех детей

13. Подводная лодка USS Olympia

14. Когда решил искупаться, а потом узнал, что озеро не такое простое, как кажется

Источник

Самые жуткие места в океане.

Самые жуткие места под морем более тревожны, чем любое место на суше, потому что мы не знаем столько о океане, сколько о поверхности. На сегодняшний день морское дно изучено только на пять процентов, но даже эти ограниченные исследования показали нам очень жуткие вещи, руины , существ и даже места в океанах. В этих местах люди сталкиваются с опасностями и даже смертью. Даже проблеска некоторых из этих жутких мест в океане достаточно, чтобы вызвать чувство страха. Вот некоторые из них.

Бермудский треугольник

Конечно же, самое известное жуткое место в океане, хранящее в себе много тайн — это Бермудский треугольник. Эта область, простирающаяся между Флоридой, Пуэрто-Рико и Бермудскими островами, является одной из самых больших тайн в истории. На протяжении веков многие корабли и самолеты, которые плавали или летали над треугольной областью исчезали без следа. Многие популярные теории, объясняющие эту океаническую область, которая поглотила тысячи жертв, включают геомагнитные аномалии, могучие приливные волны, Атлантиду, даже внеземное существование.

Читайте также:  Как спаять полипропиленовые трубы с фольгой

Море дьявола

Дьявольское море-близнец знаменитого Бермудского треугольника Тихоокеанского региона, и это не трудно понять, почему: этот район у побережья Токио также известен странными исчезновениями и затонувшими кораблями.

Древние японцы верили, что там был огромный дракон, который жил под морем, сбивал корабли и самолеты и съедал. Некоторые люди сообщают, что видели корабли-призраки, плавающие в том районе.

Источник

Подводные трубопроводы: как это работает

Как это возможно — уложить сотни километров стальных труб на огромную глубину, на дно со сложным рельефом? Как добиться, чтобы вся эта конструкция выдерживала огромное давление, не смещалась, не была уничтожена коррозией, выдерживала удары корабельных якорей и рыболовного снаряжения и, наконец, просто работала как надо? Самым свежим примером сооружения подводного мегатрубопровода стал знаменитый «Северный поток», пролегший по балтийскому дну и соединивший российскую и немецкую газотранспортные системы. Две нитки труб, каждая длиной более 1200 км — почти 2,5 млн тонн стали, поглощенных морем по воле человека. Именно на примере «Северного потока» мы попытаемся вкратце рассказать о технологиях создания подводных трубопроводов.

Как укутывают сталь

Две нитки газопровода состоят из 199 755 двенадцатиметровых труб, сделанных из высокосортной углеродистой стали. Но коль скоро речь идет о соприкосновении с такой химически агрессивной средой, как морская вода, металлу нужна защита. Для начала на внешнюю поверхность трубы наносят трехслойное покрытие из эпоксидного состава и полиэтилена — это делается прямо на заводе-производителе. Там же, кстати, трубу покрывают и изнутри, правда, задача внутреннего покрытия не в защите от коррозии, а в повышении пропускной способности газопровода. Красно-коричневая эпоксидная краска дает очень гладкую, глянцевую поверхность, снижающую, насколько это возможно, трение молекул газа о стенки трубы.

Можно ли укладывать такую трубу на морское дно? Нет, ее требуется дополнительно защищать и усиливать против давления воды и электрохимических процессов. На трубы устанавливают так называемую катодную защиту (наложение отрицательного потенциала на защищаемую поверхность). С определенным шагом к трубам приваривают электроды, соединенные между собой анодным кабелем, который связан с источником постоянного тока. Таким образом, процесс коррозии переносится на аноды, а в защищаемой поверхности проходит только неразрушающий катодный процесс. Но главное, что еще предстоит сделать с трубой, прежде чем она будет готова опуститься на дно, — это обетонирование. На специальных заводах внешнюю поверхность трубы покрывают слоем бетона толщиной 60−110 мм. Покрытие армируется приваренными к корпусу стальными стержнями, в бетон добавляется наполнитель в виде железной руды — для утяжеления. После обетонирования труба приобретает вес около 24 т. У нее появляется серьезная защита против механических воздействий, а дополнительная масса позволяет ей стабильно лежать на дне.

Коварное дно

Но надо помнить, что дно даже такого сравнительно неглубокого моря, как Балтийское, не предоставит само по себе удобного и безопасного ложа для газопровода. Есть два фактора, которые неизбежно приходилось учитывать проектировщикам и строителям «Северного потока»: антропогенный и природный.

История судоходства в североевропейском регионе насчитывает тысячелетия, и потому на дне моря скопилось немало всевозможного мусора, а также обломков затонувших кораблей. XX век внес свой страшный вклад: на Балтике в ходе мировых войн велись активные боевые действия, устанавливались сотни тысяч морских мин, а по окончании войн в море же утилизировались боеприпасы, в том числе и химические. Поэтому, во-первых, при прокладке маршрута газопровода требовалось обходить выявленные скопления опасных артефактов, а во-вторых, тщательно обследовать зону прокладки, включая так называемый якорный коридор (по километру влево и вправо от будущей трассы), то есть зону, в которой бросали якоря суда, задействованные в строительстве. В частности, для мониторинга боеприпасов применялись корабли, оснащенные эхолокационным оборудованием, а также специальным донным роботом (ROV), связанным кабелем с базовой донной станцией TMS. При обнаружении боеприпасов (морские мины весьма чувствительны к движению) их подрывали на месте, предварительно обеспечив безопасность судоходства в заданном районе и приняв меры по отпугиванию крупных морских животных.

Второй фактор, природный, связан c особенностями рельефа дна. Дно моря сложено из различных пород, оно имеет выступающие гребни, впадины, расселины, и опускать трубы прямо на все это геологическое разнообразие не всегда возможно. Если допустить большое провисание нитки газопровода между двумя естественными опорами, конструкция может со временем разрушиться со всеми вытекающими из этого неприятностями. Поэтому донный рельеф для прокладки необходимо искусственным образом исправлять.

Читайте также:  Прайс лист по монтажу отопления из полипропиленовых труб

Если требовалось выровнять рельеф дна, использовалась так называемая каменная наброска. Специальное судно, нагруженное гравием и мелкими камнями, с помощью трубы, нижний конец которой оборудован соплами, «прицельно» заполняло полости дна, придавая ему более подходящий профиль. Иногда вместо камней вниз опускались целые бетонные плиты. Другой вариант — выкапывание в дне траншеи для прокладки труб. Логично предположить, что создание траншей предшествовало прокладке труб, однако далеко не всегда это происходило именно так. Существует техническая возможность стабилизации положения нитки на дне уже тогда, когда трубопровод проложен (при условии, что глубина моря в данной точке не превышает 15−20 м). В этом случае с судна на дно опускается траншеекопатель, имеющий роликовые захваты. С их помощью трубопровод приподнимается со дна, и под ним пропахивается траншея. После проведения этой операции трубы укладываются в получившееся углубление.

Сыпать тяжелый грунт на дно можно не всегда: масса гравия продавливает мягкие породы. В этом случае для «спрямления» рельефа используют более легкие опоры из металлических или пластиковых конструкций.

Подводная буква

Теперь, пожалуй, самое интересное: как трубы оказываются на дне? Разумеется, сложно себе представить, что каждая отдельная 12-метровая труба приваривается к нитке газопровода прямо в море на глубине. Значит, эту процедуру необходимо проделывать до укладки. Что, собственно, и происходит на борту трубоукладочного судна. Тут необходимо ненадолго вернуться к конструкции самой трубы и заметить, что после нанесения на нее антикоррозионной защиты и утяжеляющего бетонирования оконцовки труб остаются открытыми и незащищенными, — иначе сварка была бы затруднена. Поэтому участки соединений защищаются от коррозии уже после сварки. Сначала монтажные стыки изолируются с помощью полиэтиленового термоусадочного рукава, затем закрываются металлическим кожухом, а полость между кожухом и рукавом заполняется полиуретановой пеной, придающей месту стыка необходимую механическую прочность.

Далее происходит укладка S-образным способом. Сваренная из труб плеть приобретает в процессе укладки форму, напоминающую латинскую букву S. Плеть под небольшим углом выходит из кормы корабля, достаточно резко опускается вниз и достигает дна, где принимает горизонтальное положение. Труднее всего представить себе, что нить из стальных, покрытых бетоном 24-тонных труб способна к таким резким изгибам без разрушения, однако все происходит именно так.

Разумеется, для того чтобы плеть не сломалась, применяются разнообразные технологические хитрости. За трубоукладочным судном на десятки метров тянется стингер — специальное ложе, уменьшающее радиус наклона уходящей вниз плети. На судне также установлено натяжное устройство, прижимающее трубы книзу и снижающее нагрузки на изгибы. Наконец, система позиционирования точно контролирует положение судна, исключая рывки и резкие смещения, способные повредить трубопровод. Если укладку почему-либо требуется прервать, вместо очередной трубы к плети приваривают герметичную заглушку с креплениями и плеть «сбрасывают» на дно. При возобновлении работ другой корабль подцепит заглушку тросом и вытянет плеть обратно наверх.

Газопровод-водопровод

И все же без подводной сварки не обошлось. Дело в том, что каждая из ниток «Северного потока» состоит из трех секций. Различие между секциями — разная толщина стенок используемых труб. Пока газ идет от терминала в российской бухте Портовая к приемному терминалу на немецком берегу, давление газа постепенно падает. Это дало возможность использовать в центральной и финальной секциях более тонкостенные трубы и таким образом экономить металл. Вот только обеспечить соединение разных труб на борту трубоукладочных судов не представляется возможным. Сочленение секций происходило уже на дне — в гидроизолированной сварочной камере. Для этого на дно опускались трубоподъемные механизмы, которые отрывали от дна и точно позиционировали друг напротив друга плети отдельных секций. Для той же цели применялись надувные мешки с переменной плавучестью, обеспечивавшие вертикальные перемещения труб. Термобарическая сварка велась в автоматическом режиме, однако наладка оборудования сварочной камеры — сложнейшая водолазная операция. Для ее проведения под воду опускалась водолазная камера, где могла проходить декомпрессию целая бригада водолазов, и специальный колокол для спуска ко дну. Сварка секций проводилась на глубине 80−110 м.

Источник

Adblock
detector