Меню

Наклонилась изба отвалилась труба

Текст песни Сектор Газа — Вторая ария Ивана

Кто круче?

Еду бабу выручать, эх, устал, е… мать,
От проклятого седла крыша съехала с е…,
Этот гад и чмо — Кащей нахватал себе б…
И мою супругу он, утащил, такой гандон.
Эх, достану «Кладенец» и тогда ему п…,
Отрублю ему м…, и проткну его везде.

Эх, добраться бы скорей, ж… ломит от езды,
Берегись м… Кащей, эх, получишь ты п…

Помоги же мне Господь, Кошу, падлу заколоть,
И бессмертному козлу помоги дать по е…!

Он заехал в темный лес, лес был черный — словно бес,
Стало страшно тут Ивану, он схватился за обрез,
Он избу увидел вдруг, из избы шел смрадный дух,
А изба на курьих ножках, тут Ивана взял испуг.

— Избушка, избушка, повернись к лесу передом,
А к Ивану задом, и немного наклонись!
Наклонилася изба, отвалилася труба,
Все в избушке загремело, словно там была борьба,
Там, короче, чугунок упал бабки на лобок,
И ошпарил ей в трусах лобковые волоса.

Бабка стала тут орать: «Черта в душу, в сердцу мать!
Гдейт видано, чтоб с бабкой можно всяко вытворять!?»

Ладно бабка, не ори, слюни лучше подотри!
По лесам я бабка мотаюсь уж поди недели три,
Ты ступай в свою избу, приготовь мне там едьбу,
Я неделю без едьбы, все скачу туды-сюды.
У меня давно кишки завязались в узелки,
А чтоб вовсе не загнуться — я сожрал свои носки,
Я подохну ща ваще! Навари мне бабка щей!
А потом ты мне поведай, где живет м… Кащей!

Истопила бабка баню, искупала бабка Ваню,
И дала ему винца, ламца дрица гоп ца-ца,
Ну а после у Яги были нонче пироги,
Самогону хоть упейся, обоссысь хоть в сапоги.
И держа в руке стакан, бабка молвила:
— Иван, мне Кащей ведь тоже недруг!
Гад он, падла и е…! Food rescue a woman, uh, tired and . mother,
From the curse of the saddle roof has moved down from th .
This skunk and schmuck — Kashchei picked up himself b .
And my wife, he dragged, a condom.
Oh, I fetch «Kladenets» and then he n .
I cut off his m . and it’ll run everywhere.
Ah, probably would get, well . aching from the ride,
Beware th . Kashchei, uh, get you f .
Help me Lord, Kosh, bastard killed,
And the immortal goat to help in e .
He drove into the dark forest, the forest was black — like a demon,
Ivan was scared then, he grabbed his shotgun,
He suddenly saw the house, the cottage was foul spirit,
A hut on chicken legs, then Ivan took fright.
Part II
— Hut, hut, turn to the forest Pereda,
And Ivan backwards, and slightly bend!
The slope of the hut and rolled tube
All thundered in the cabin, as if there was a struggle,
There is, in short, the pot fell dibs on the pubis,
And she scalded her pants pubic hair.
Grandma began immediately yell «Damn the soul, in the heart of a mother!
Gdeyt kind to a grandmother, you can get up differently !? «
Okay, Grandma, do not yell, drooling better erase!
Forests grandmother I really just try to wind three weeks,
You go into his hut and prepare me there edbu,
I edby week without all the jumping amplitude-syudy.
I have long intestines tied in knots,
And that does not die — I ate my socks,
I podohnu conductive finally! Navarro ing my grandmother!
And then you tell me narrate, home m . Kashchei!
Istopit grandmother bath, swim grandmother Vanya
And I gave him some wine, lamtsa Drits gop tsa-tsa,
But after have been Yagi nonche pies,
Moonshine though upeysya, obossys even boots.
And holding the glass grandmother said:
— Ivan, I, too, Kashchei foe!
Gad he bastard . and E!

Источник

Наклонилась изба отвалилась труба

Сказка о царевиче и семи девицах

Случилась эта история в тридевятом царстве, тридесятом государстве. Жили-были царь с царицей, не плохо так жили, по-королевски. И дворец у них был белокаменный, и царство-государство немаленькое, и поля-леса необъятные. Только детей не было, как ни старались. А потом надоело царю супружеский долг выполнять в темноте да под одеялом через отверстие в ночной рубашке. И снарядился он в путь-дорогу с инспекцией по селам и весям, чтобы посмотреть, как простой люд в его королевстве живет-поживает.

Только вот не пропали его усилия всуе. Промелькнули девять месяцев, как один миг. И родила царица в ночь, только сына, а не дочь.

Как получил новоявленный папаша голубя сизокрылого с посланием о сей чудной вести, сразу бросил крестьянок инспектировать. Вышел он в чистое поле, да как гаркнет: «Встань передо мной, как лист перед травой». Земля немедля задрожала – то конь скачет вороной златогривый. Порода редкая, по наследству от царя Ивана-I досталась. Сел он на спину горбатую, за уши ухватился, и понеслись они быстрее ветра. Но все равно где уж коню с новомодными коврами-самолетами соперничать, подзадержался глава семейства в дороге.

Читайте также:  Лопнула труба водопровода в квартире кто виноват

Но воротился-таки издалече царь-отец. Как жена в глаза гостя долгожданного взглянула, тяжело вздохнула – сразу поняла, что грешен муж. И не выдержав такого расстройства супруга немедля преставиться изволила.

Что делать, похоронил вдовец неутешный супругу, объявил траур на все царство-государство. А младенца нарек Елисеем и отдал на попечение нянек.

Погоревал царь какое-то время, да и пошел новую жену себе искать. А тут как раз у окна три девицы сидели, типа пряли. Одна хвасталась, что поварихой была бы отменной, кабы царь ее в жены взял. Другая, что ткачихой непревзойденной. А младшая никаких талантов особых не имела, вот и высказалась, что сына-богатыря родить может от венценосного супруга. Вошел царь в светлицу и выбрал себе в жены самую красивую да молодую из девиц. Сын-то у него уже был, готовили еду и шили одежды слуги.

Вскоре и свадьбу сыграли. Закатили пир на весь мир. И стали жить-поживать, да добра наживать.

А Елисей тем временем рос, рос, и вырос в парня статного, прекрасного ликом аки ясный день. А как же иначе? Принц же, по статусу положено прекрасным быть и на коне белом скакать.

Зимним деньком сидела королева под окном и думала, как бы ей от пасынка избавиться. Все ее надежды родить конкурента наследнику престола пошли прахом. Зато родился в ее голове коварный план.

То была присказка, а сказка впереди.

У всех под Новый год корпоративы, а у царей вот балы. Зато те же танцы-шманцы и всяческие закуски и запивки. И начинаются они также задолго до искомой календарной даты. Только выпал первый снежок и можно праздновать. Неважно, что до самого события еще больше месяца сроку. Главное вовремя начать, а насколько уж там растянется народное гуляние – никому неведомо.

Слуги расторопные украсили дворец хвойными ветками вперемешку с цветочками аленькими. В соседнем королевстве как раз семейная чета наладила выращивание этих чудо-растений с тех пор, как принц тамошний нашелся, да на дочери купеческой женился.

Загодя разослали всем, кто побогаче, приглашения на бал. А чего бедных-то приглашать? За их счет казну не увеличить, да расходы на празднество не восполнить.

По случаю праздника приглашенные дамы одели эротичные панталоны до колен, украшенные кружавчиками ручной работы. Жаль заценить некому, платьями пышными скрыт сей притягивающий помыслы мужские предмет одежды. Зато реклама возможностей молокопроизводства во всей красе. Бюсты настолько приподнимались корсетами, что так и норовили выскочить из декольте. Да и кавалеры не отставали: парики напудренные, рубашки с оборками, штаны зауженные, достоинства демонстрирующие, а недостатки скрывающие – красота, да и только.

И вот, наконец, объявлено начало бала. Как водится, вышел царь-государь с супругой, дабы придворные могли их должным образом поприветствовать. Ну и отпрыск высокородный где-то там за их спинами скромненько притулился.

Слова медоречивые так и лились рекой, поднимая престиж главы государства. Но торжественная часть закончилась еще до того, как приглашенные успели заснуть стоя, монотонно кланяясь в нужных местах.

Дворяне немедля ломанулись к столам накрытым, снедью разнообразной заваленным. Дамы же в сторонку отошли, губы напомаженные недовольно поджав: диета же, куда деваться, после семи вечера ни-ни. Вот и вынуждены красавицы колонны подпирать, ожидая, когда кавалеры насытятся. Ведь дамы благородные да целомудренные знают, что через желудок проходит путь к сердцу мужчины. Правда кто хорошо учил картографию вкупе с анатомией, понимает, что наикратчайший путь находится несколько ниже. Но в те времена, когда детей находили в капусте и приносили аисты, начало трассы по завоеванию сильнополых являлось непроизносимым в приличном обществе. Будем и мы скромнее.

Насытившись и отведав хмельного вина из резных кубков, закружились гости дорогие под звуки играемых приглашенными музыкантами мелодий.

И тут объявляют прибытие еще одного неучтенного персонажа. В бальную залу, хрустя туфельками, выточенными из хрустальной глыбы, заходит незнакомка. Все озадаченно переглянулась, удивляясь такой вызывающей бестактности. Где же это видано, чтобы придворные заявлялись на праздник позже короля? Явно нечисто тут дело, присыпано золой подозрительных намерений. Уж не решила ли опоздавшая привлечь к себе таким образом внимание принца, чтобы женить на себе? Ай-яй-яй, как нехорошо.

Но только Елисей вознамерился слинять под шумок, как объявили парные танцы. Буквально чуть-чуть ему до спасительных дверей осталось, только вот мимо незнакомки прошмыгнуть и свободен.

Эх, не успел. Делать нечего, пришлось блондинку на танец приглашать. А она в него вцепилась и ни на шаг не отпускает. Хорошо хоть в двенадцать часов одумалась, сбежать решила.

Читайте также:  Гибка труб в волгограде

И только Елисей вздохнул свободно, как подошел царь-отец с вопросом: «А сдала ли незнакомка деньги в общаг?». И только тут принц вспомнил, что все приглашенные скинулись на пополнение казны, а эта нахалка мало того, что опоздала, так еще и финансы зажала.

Побежал он за ней что есть мочи, чтобы хоть медный грош, да стрясти с пронырливой девахи. А ее и след простыл. На ступенях дворца только туфелька осталась, на которую принц чуть не споткнулся.

Повертел он обувь в руках, да и выкинул вон. Все равно продать не удастся. Кому нужна туфля непарная? Только одноногим, а они на каблуках скакать не будут.

Вернулся он обратно расстроенный, да и напился с горя. Ведь недостачу с него потом спишут. Его прямой обязанностью было отвести пришлую к казначею, если та сама не понимает, что халява требует восполнения за счет благотворительности.

А мачеха знай пасынку горячительного подливает, да рядом крутится. Муж то уже давно почивать физией в салате изволит. А с другими мужчинами венценосной супруге общаться по статусу не положено.

Наконец уровень алкоголя в крови поднялся до критической отметки. Чем предусмотрительная женщина тотчас воспользовалась, подхватив парня под локоток и поведя в опочивальню. Только вот незадача, перепутала пути-дорожки, да и привела к себе. Уложила на перины мягкие, пуховые. Даже от одежды помогла избавиться. Да и сама под бочок легла.

А тут как раз царь опомнился от сна похмельного, выпил рассольчику, да и решил воздать должное прелестям жены своей.

Шарит он в темноте под одеялом и никак понять не может, что за создание затесалось в их общую спальню. Уж больно непривычное тело под ищущими руками сластолюбца. Зажег он свечу восковую и осерчал дюже.

И была на то причина уважительная: сын окаянный, кровь от крови его, посмел занять его, отцово место!

Источник

ЛитЛайф

Жанры

Авторы

Книги

Серии

Форум

Dmitry Belov

Книга «Сказка о царевиче и семи девицах»

Оглавление

Читать

Помогите нам сделать Литлайф лучше

Но неожиданно перед путешественником возникла развилка-тройничок с характерно описаным вещим камнем посередке, огромным, как гора. Надпись на нем гласит: «Налево пойдешь – очко потеряешь; направо пойдешь – всю жизнь очковать будешь; прямо без очков пойдешь – о камень нае. упадешь, короче.» Ну и филиал оптики рядом: аксессуары всех форм и размеров всего за 99,99 медных монет с учетом 99% скидки. Оплата в кассу свиньи-копилки в круглосуточном режиме.

Крепко задумался Елисей. В глазах троится, а верная дорога всего одна. Как быть? И вспомнил он народную мудрость: «Умный в гору не пойдет, умный гору обойдет». И почесал дальше сквозь лес по бездорожью.

Вышел аккурат к избушке на окорочках домашней птицы стоящей, битым бутылочным стеклом украшенной.

— Избушка-избушка, – молвит парень, – повернись к лесу передом, а ко мне задом. И немного наклонись.

Наклонилась изба, отвалилась труба, все в избушке загремело, словно там была борьба. Видимо срок службы условно недвижимого имущества давно истек.

Тут фанфары затрубили, раскатилась красная ковровая дорожка, взвились над ней лепестки белых роз. И, как из пены морской, появилась на пороге хозяйка избы, прикрытая только волосами длинными и кокетливо стреляющая глазами в сторону гостя незваного.

— Заходи, добрый молодец, я тебя накормлю, напою, спать уложу, – а сама подмигивает эдак многозначительно, стало быть, намекает.

— Ты бы хоть свой эротический костюм-то погладила пред встречей гостей, – невежливо отвечает Елисей, не ведясь на непристойное предложение старушки.

Пожилая женщина близоруко прищурилась и ногой топнула в сердцах, возмутившись:

— Вот скряга-то! Очки волшебные почему не купил? Сейчас бы видел красотку молодую и дворец изумрудами украшенный, – она досадливо щелкнула пальцами, на секунду окутавшись серебристым сиянием, и предстала уже одетая в строгой костюм бизнес-вумен. – Ведь, поди, не просто так пришел, а с просьбой. За все в нашей жизни, милок, платить надобно, – махнула рукой и на поляне появились два удобных кресла, одно из которых хозяйка тут же заняла, положив ногу на ногу, и деловым тоном поинтересовавшись у парня: – Итак, для каких целей понадобилась тебе моя мудрость?

Недолго думая, Елисей занял второе кресло, отзеркалив позу собеседницы. А что, он тоже не лыком шит. Королевская кровь – не водица.

— Живут в чаще лесной семь жриц запретного культа яблока. Прокляты они собственным дедом и вынуждены каждую ночь проводить в обличии чуждом.

— А ты, стало быть, решил спасителем заделаться, да красоток к рукам прибрать?

— В правильном направлении мыслишь, бабуля.

— Как расплачиваться собираешься, герой-любовник?

Вот тут-то и призадумался молодец. Ведь кроме котомки с зачем-то купленным на последние деньги ларцом с инструментами и нет у него ничего.

Читайте также:  Из чего делается подзорная труба в майнкрафте

— Натурой придется за услугу благодарить, соколик ясный. Поскольку вижу, что нет у тебя за душой ничерта ценного, – хищно оскалилась интриганка. – Или проваливай!

Уходить ни с чем царевичу очень не хотелось. Мужик он вообще или где? Неужто не может бабу порадовать? И на минуту прикрыл глаза, собираясь с силами моральными на такой ответственный шаг. Набрал в легкие воздуха и выдал:

— Ну-ка станьте предо мною, Тит Кузьмич и Фрол Фомич!

Хлопнул в ладоши, и появляются два дюжих молодца, одинаковых с лица.

Елисей молча указал на офигевшую бабулю. Те так же молча ее под локотки, да в избу.

Помолодевшая лет на двадцать хозяйка, довольно напевая, суетится у печи, пироги печет. На столе яства разные, варенья, соленья. И под чарочку лучшего вина поведала премудрая, как от напасти девушек избавить:

Счастье в дом лесной придет.

Напутствовав гостя дорогого таким образом, хозяюшка еще долго стояла на крыльце и махала платочком вслед уходящим в лес мужчинам.

Дуб они нашли быстро, русалку стрясли с ветвей и обрили налысо. Цепь забрали на металлолом. А чего ж добру пропадать? Из кота суп сварганили. А прочие невиданные звери заныкались кто где, чтобы их не увидели и дальше.

Справили лук на славу, прямо Елисей-стрелец удалой молодец получился. Из ветвей выточили запас стрел, наполнив ими сшитый из шкурки болтливого животного колчан.

Подкрепившись маленько, карчанули лесного исполина в шесть рук. А тут и нычка чародейская обнаружилась. Но только Елисей захотел клад забрать, как окружили их тридцать витязей, а предводитель их выдает басом:

— Нашедшему причитается только двадцать пять процентов!

Вот еще, подумали в унисон подружившиеся за время пути мужики. Повыхватывали кто стамеску, кто отвертку, а кто и топором разжился. И пошло мочилово.

Всех победила бравая троица, но в жестокой битве были ранены Тит Кузьмич и Фрол Фомич. Пришлось их переправить заклинанием обратно в ларец на заслуженный отдых.

И вот волнительный момент: открытие сундука. Пристроил царевич под замок динамитную шашку, запалил фитиль. И. Бабах! Открывается крышка, а оттуда привидение с глазами и ртом поднимается зловеще все выше и выше.

Опешил Елисей от неожиданности, отшатнулся и упустил момент. Заяц простынь маскировочную скинул и показал ему дулю, бодренько поскакав в чащу.

Тут главное не упустить момент и не дать беглецу скрыться под землей. Ведь все знают, что если в нору к семейству зайцевых попадешь, на обратном пути можно нехило так застрять. А зайцы и кролики. они такие затейники.

Дальше было как в детском стишке: «Трусишка зайка серенький под елочкой скакал, а грозный злобный Елисей скакалку отобрал.» Но в тот же миг обратился заяц в селезня и вознамерился взмыть в воздух. Однако ловец был готов к такому повороту событий, и крепко ухватил птицу за место хранения необходимой ему иглы.

Из хранившегося в яйце набора «юная швея» сделал парень наконечники для стрел. И теперь во всеоружии отправлялся к лесному пруду, чтобы, наконец, воссоединиться со своими любимыми. Ведь даже Иван-дурак знает, что если дать лягушке в зубы стрелу, превратится она в красну-девицу. Не зря мудрая женщина на этого персонажа намекнула.

Пока Елисей ходил-бродил, оружие смертоубийственное готовил, уже и стемнело. А что именно к тому самому водоему стопы свои направил. Не просто же так метла колдовская на то место молодца вынесла. Наверняка именно там ждут не дождутся героя самозваного дамы сердца.

Как раз и старые знакомые лягушечки зелененькие рядком сидят, все семеро. Одна правда что-то нервничает сильно, все упрыгать стремится. Но товарки ее не пускают. И правильно. Зачем парню лишние телодвижения по вылавливанию земноводных?

Встал Елисей по-геройски, грудь вперед выпятил, ногу отставил. Левая рука с луком вперед, правой стрелу из колчана приладил, тетиву оттянул. Красавец-мужчина да и только.

Но не успел он прицелиться, как, откуда ни возьмись, шум раздается. Поднял стрелок голову и обомлел: летят по небу лебеди белоснежные. Свет звезд от перьев отражается, движения крыльев грациозные, шеи длинные изогнуты изящно. У молодого человека аж дыхание перехватило от красоты такой. А в голове только одна фраза крутится на все лады:

— Разлетались тут всякие! Лягушек же распугают, летяги крылатые!

И пока птицы на воду не опустились, опять прицелился, чтобы побыстрее всех жен будущих стрелами одарить.

А тут новый персонаж подоспел. Между тучами и прудом гордо реет злобный коршун, черной молнии подобный. Лебедей крылом касаясь, тянет их повыше к тучам и кричит, аж оборался, он о гневе и о страсти. Так уверен он в победе, этот мерзкий черный коршун.

Источник

Adblock
detector