Меню

Картинка трубы для незнайки

241. Иллюстрированный Незнайка: Поиски образа первыми иллюстраторами (1950-е гг).

Начал у себя в колонке обзор иллюстрированных изданий трилогии Носова о Незнайке (тут). Провёл инвентаризацию изданий: посмотрел обложки (спасибо комментаторам — дополнили и поделились своим восприятием). В большинстве случаев уже из картинок на обложках можно понять, какого Незнайку изобразил художник в этой книге. Но, конечно, стоит посмотреть поподробнее. Перехожу к отображению Незнайки и его окружения первыми иллюстраторами (в основном, это Пятидесятые годы).

Как это не раз случалось в истории, образ персонажа был найден и закреплён не писателем, а художником (и не с первого раза). Облик Незнайки у писателя Носова в книге «Приключения Незнайки и его друзей» (1953, первая часть трилогии) описывается следующим образом:

Вроде бы, исчерпывающая инструкция для художника: одежда и её цвет указаны. Но дальше произошла удивительная вещь, всем известная: канонический образ Незнайки вышел из-под пера (рисунки, вроде бы, не карандашом, а тушью и пером) иллюстратора А.Лаптева (1954). Внешним признаком Незнайки навсегда стала не просто шляпа, а шляпа особого покроя: с высокой конической тульей, широкими полями и кисточкой (мексиканские мотивы). Без этой шляпы Незнайка отныне не идентифицируется.

Этот факт признал и сам Носов. В пьесе «Незнайка-путешественник» в 1958 году Носов уточняет характеристику шляпы главного героя (да и появившееся описание черт лица во многом продиктовано рисунком Лаптева):

Первая глава «Приключений Незнайки» была напечатана в киевском журнале «Барвинок» (февральский выпуск 1953 года) на украинском языке (перевод с русского). Самые первые иллюстраторы — В.Григорьев и К.Полякова — о широкополой шляпе ничего не знали.

Следует сразу сказать: украинские иллюстрации очень хороши — они смешные, и характеры у персонажей яркие. Надо вспомнить, какими были в 1953 году типовые детские иллюстрации. Вот образцы из февральского выпуска «Мурзилки». От и до.

А в февральском выпуске «Барвинка» вот такое веселье:

Незнайка сначала был в чём-то вроде тюбетейки, в позднейших изданиях художники вынуждены были одеть его в голубую шляпу с высокой тульей и с полями. Он к тому времени без шляпы уже не ассоциировался с Незнайкой.

Худ.Григорьев и Полякова Худ.Григорьев и Полякова

Иллюстрации Григорьевой и Поляковой приводятся не по журнальной публикации, а по книге, изданной в Киеве в 1955 году. Но образы персонажей были найдены уже в начале 1953 года.

В 1954 году в московском «Детгизе» вышла первая книга трилогии с иллюстрациями А.Лаптева. Книга вышла подозрительно быстро вслед за журнальной киевской публикацией. Если у Носова текст был готов, то Лаптеву-то надо было придумать и нарисовать картинки. Возможно, подготовка книги шла параллельно с публикацией в «Барвинке».

Сравним некоторые эпизоды на рисунках первых украинских иллюстраторов и на рисунках Лаптева.

1) Драка с другом Гунькой.

Худ.Григорьев и Полякова Худ. Лаптев

2) Переправа через мостик.

Худ.Григорьев и Полякова Худ. Лаптев

3) Очищение слезами.

Худ.Григорьев и Полякова Худ. Лаптев Худ. Лаптев

В чём причина успеха образов Лаптева, совершенно затмивших первые иллюстрации? Дело, конечно, не в шляпе, которую придумал Лаптев.

Во-первых, возраст. На картинке киевских иллюстраторов видно, что речь идёт о взрослых, и даже престарелых (седых и длиннобородых), коротышках.

Глуповатое выражение лица Незнайки на картинке киевских иллюстраторов в этом случае означает, что перед нами просто взрослый дегенерат.

Конечно, можно было вспомнить традиции Ивана-дурака. Лаптев эту тенденцию пресёк.

Сейчас снобистский медиаресурс важно так заявляет(https://gorky.media/context/neznajka-i-so. ) :

Не всё так однозначно, товарищи. Такое понимание мира Незнайки — заслуга Лаптева. А рецидивы состаривания коротышек ещё будут проявляться не раз. У Лаптева коротышки — трогательные создания, хотя я бы не сказал, что это дети. Они ближе к сказочным шаловливым эльфам (в трактовке Г.Х.Андерсена в «Дюймовочке»). Эти эльфы имеют взрослые профессиональные навыки (врач, механик, мыслитель. ), но обладают при этом здоровой детской психикой.

На киевских иллюстрациях Незнайка всё-таки маленький пакостник. Тут ведь вот какое дело — персонажи хороших детских книг взрослыми воспринимаются настороженно. Пеппи Длинныйчулок, например, совершенно разнузданная девица. Я прочитал книгу про неё взрослым человеком. Не хотелось бы в жизни повстречаться с подобной нахалкой (но в детстве, наверное, был бы не прочь встретиться с целью совместного разгрома чего-нибудь). Восхищён либерализмом советской педагогики. Так что реакцию первых иллюстраторов (напоминаю, Сталин был ещё жив на начало публикации) можно понять. А вот Лаптев был особенным человеком: он сразу уловил, что Незнайка — это милый живой персонаж. Такого надо просто любить. Это уже отношение к Незнайке как к ребёнку с позиций гуманистической педагогики (родителей приучали, что поведение Незнайки — это поведение в пределах нормы).

Концепция Лаптева, конечно, более соответствовала духу советской «оттепели». Не думаю, чтобы Незнайка мог бы стать любимцем детей и взрослых, если бы его образ (и образ его окружения) остался в рамках концепции киевских иллюстраторов. И ещё кажется мне, что роль иллюстраций Лаптева в «раскрутке» Незнайки более значительна, чем роль текста Носова.

Обнаружил на сайте «Музей детской книги» приятный сюрприз. Возможно, самый первый Незнайка от Лаптева, причём цветной (высказано предположение, что это вкладыш к «Мурзилке»): https://kid-book-museum.livejournal.com/1. . Помещаю весь комикс.

Выяснилось, что знаменитый Л.Владимирский относится к числу не просто ранних, но самых первых иллюстраторов приключений Незнайки. Самые первые — это которые работали параллельно друг с другом и, скорее всего, друг от друга независимо.

Читайте также:  Герметизация ввода труб в здание что это

В 1954 году Владимирский сделал диафильм «Приключения Незнайки» (начало повести до изготовления воздушного шара) — тут и тут. И надо же — Владимирский нарядил Незнайку в тюбетейку (как самые первые украинские иллюстраторы)!

А в 1957 году Л.Владимирский дважды обращался к теме Незнайки. Был выпущен ещё один диафильм и набор цветных открыток. Диафильм «Воздушное путешествие Незнайки и его товарищей» охватывает середину сюжета повести (тут). Поскольку это продолжение диафильма 1954 года, Незнайка там в той же тюбетейке. А вот в открытках — уже в голубой панаме (широкополой шляпе). Всё — канон сложился, дети другого Незнайку не желали знать, все художники должны подстраиваться под облик, созданный Лаптевым (вот такой советский маркетинг).

Диафильм (1954) Открытка (1957)

Диафильм (1957) Открытка (1957)

Ну а по технике — что сказать? Владимирский бесподобен, хотя и очень однообразен.

Диафильм (1957) Диафильм (1957)

Открытка (1957) Открытка (1957)

Коротышки у Владимирского — однозначно дети, никаких эльфов или бородатых гномов. Это концепция, осознанное решение.

Первое обращение Г.Валька к книгам про Незнайку тоже было в Пятидесятых — иллюстрирование пьесы «Незнайка-путешественник» (1958). Фото картинок — из энциклопедии С.Чистобаева Художники детской книги СССР. 1945-1991. Т. 4. «Г» .

Поскольку это были иллюстрации к школьной пьесе, Вальк нарисовал подростков в театральных костюмах. Шляпа на Незнайке есть, но это обычный школьник, равно как и дебелые старшеклассницы, играющие малышек-медработниц.

А вот образ Знайки — в узком чёрном костюме, с яйцеобразной головой — был найден удачно. Вальк потом именно такого Знайку поместил в «Незнайку на Луне». Да и Пончик, про которого ещё никто не знал, что он будет главным героем «Незнайки на Луне», войдёт туда таким, как на рисунке к пьесе: щекастым, в полосатом костюме и в кепочке.

«Незнайка-путешественник». Худ. Г.Вальк

«Незнайка на Луне». Худ. Г.Вальк «Незнайка на Луне». Худ. Г.Вальк

А так, конечно, если бы не знание будущего («Незнайка на Луне», который достался Вальку из-за смерти Лаптева) никто иллюстрации Валька к скучной пьесе не рассматривал бы с таким напряженным вниманием.

Рассказик, не входящий в корпус повести про Незнайку, но в первых строках отсылающий к ней. Здесь присутствует и Незнайка, и все коротышки, живущие с ним в одном доме (коммуне). В 1950-х этот рассказик иллюстрировали выдающиеся графики И.Семёнов и Е.Мигунов.

Сначала в «Весёлых картинках» в 1957 году в 9-м номере этот рассказ раскадрировал И.Семёнов. Незнайка здесь в полном соответствии с видением Лаптева. Коротышки тоже как у Лаптева — эльфы с детскими личиками.

Худ. И.Семёнов Худ. И.Семёнов

Позже И.Семёнов иллюстрировал этот рассказ в книжках. Здесь он более плотно нарисовал Незнайку в своём собственном стиле.

Худ. И.Семёнов Худ. И.Семёнов

А в 1960 году (встречал эту дату как самое раннее издание) «Винтика и Шпунтика» проиллюстрировал Е.Мигунов (сейчас книжку переиздала «Речь»).

Незнайка у Мигунова вроде такой же, как у Лаптева (что означает — в широкополой шляпе). Прямая цитата лаптевской обложки на картинке (это сейчас «оммаж» называют?). Незнайка очень выразительный, эксцентричный. Кстати, Мигунов наметил разделение шевелюры Незнайки на три пряди, которые образуют вершины равнобедренного треугольника (это уточнение канона потом закрепит Вальк в «Незнайке на Луне»). Правда, остальные коротышки выглядят престарелыми.

Да, это решение художника: коротышки у Мигунова не просто престарелые, но даже откровенно дряхлые. Незнайка из них просто самый молодой, потому и дурной. Но всё же Незнайка в таком случае — сформировавшаяся личность (не малыш).

Вот у Мигунова композиция вереницы коротышек как будто напрашивается на сравнение с такой же вереницей у Лаптева.

Если пытаться представить носовских персонажей зрелыми и перезрелыми гномиками, то у Мигунова они, конечно, самые забавные. Для лаптевской концепции коротышек как вечно юных эльфов такие рецидивы уже не представляли опасности.

Источник

На трубе

На трубе. На каком инструменте играл Незнайка, надоедая всем соседям?

Картинка 45 из презентации «Приключения Незнайки и его друзей»

Размеры: 640 х 480 пикселей, формат: png. Чтобы бесплатно скачать картинку для урока литературы щёлкните по изображению правой кнопкой мышки и нажмите «Сохранить изображение как. ». Для показа картинок на уроке Вы также можете бесплатно скачать презентацию «Приключения Незнайки и его друзей.pptx» целиком со всеми картинками в zip-архиве. Размер архива — 2697 КБ.

Похожие презентации

«Носов о войне» — Спустя некоторое время рассказчик оказывается в гостях у своей бывшей квартирной хозяйки. Было много и других знакомых и незнакомых цветов. Эхо войны в произведениях Евгения Носова. Казалось, что, стоит только прикоснуться — сразу опалят! Как у людей… На клумбе полыхал большой ковёр маков… О погибшем на войне Алексее, сыне тети Оли, мы узнаем из последних строк рассказа.

«Писатель Николай Носов» — Москва. На первый взгляд – неказистый такой человек. «Витя Малеев в школе и дома». « Сочинять для детей — наилучшая работа. Рассказ напечатали. Николай Носов. Веселая фамилия. Родился Николай Носов 23 ноября 1908 года на Украине в Киеве. Очень молчаливый, очень замкнутый. Орден Красной Звезды. Как я стал детским писателем?

«Витя Малеев в школе и дома» — Вопросы для обсуждения. Н.Носов. Читайте книги Н. Носова, будьте веселыми, добрыми, честными. Первый рассказ «Затейники» опубликовал в 1938 г. в журнале «Мурзилка». Николай Николаевич Носов. Витя Малеев в начале повести и Витя в конце – два разных человека. Памятная серебряная монета серии «Выдающиеся личности России».

Читайте также:  Труба стальная водогазопроводная 32x3 2

««Федина задача» Носов» — Черты характера. Дифференцированная работа по карточкам. Тема. Текст читает заслуженный артист Лев Дуров. Николай Николаевич с сыном Петром. Н. Н. Носов читает свои произведения ученикам. Помоги Гномику вспомнить произведения Н.Носова. 103 года со дня рождения Николая Николаевича Носова. Словарная работа.

«Викторина по Носову» — Узнай характер по имени коротышки. Затейники и фантазеры. Кроссворд «Незнайка и его друзья». Сочиним вместе с Незнайкой стихи –буриме. Какого роста были коротышки. Из чего был сделан водопровод в Зеленом городе. Из чего Знайка сделал воздушный шар. Кому это принадлежит. «Угадай рассказ, отгадав загадку».

«Творчество Н.Носова» — Жизненный прототип Незнайки. История создания произведений о Незнайке. Приключения Незнайки и его друзей. Носов — самая подходящая фамилия для писателя. Жизнь и творчество. Первый рассказ. Николай Носов родился 23 ноября 1908г. Николай Носов ушел из жизни 26 июля 1976 г. Мишка и Коля. Был ли прототип у Незнайки.

Источник

241. Иллюстрированный Незнайка: Поиски образа первыми иллюстраторами (1950-е гг).

Начал у себя в колонке обзор иллюстрированных изданий трилогии Носова о Незнайке (тут). Провёл инвентаризацию изданий: посмотрел обложки (спасибо комментаторам — дополнили и поделились своим восприятием). В большинстве случаев уже из картинок на обложках можно понять, какого Незнайку изобразил художник в этой книге. Но, конечно, стоит посмотреть поподробнее. Перехожу к отображению Незнайки и его окружения первыми иллюстраторами (в основном, это Пятидесятые годы).

Как это не раз случалось в истории, образ персонажа был найден и закреплён не писателем, а художником (и не с первого раза). Облик Незнайки у писателя Носова в книге «Приключения Незнайки и его друзей» (1953, первая часть трилогии) описывается следующим образом:

Вроде бы, исчерпывающая инструкция для художника: одежда и её цвет указаны. Но дальше произошла удивительная вещь, всем известная: канонический образ Незнайки вышел из-под пера (рисунки, вроде бы, не карандашом, а тушью и пером) иллюстратора А.Лаптева (1954). Внешним признаком Незнайки навсегда стала не просто шляпа, а шляпа особого покроя: с высокой конической тульей, широкими полями и кисточкой (мексиканские мотивы). Без этой шляпы Незнайка отныне не идентифицируется.

Этот факт признал и сам Носов. В пьесе «Незнайка-путешественник» в 1958 году Носов уточняет характеристику шляпы главного героя (да и появившееся описание черт лица во многом продиктовано рисунком Лаптева):

Первая глава «Приключений Незнайки» была напечатана в киевском журнале «Барвинок» (февральский выпуск 1953 года) на украинском языке (перевод с русского). Самые первые иллюстраторы — В.Григорьев и К.Полякова — о широкополой шляпе ничего не знали.

Следует сразу сказать: украинские иллюстрации очень хороши — они смешные, и характеры у персонажей яркие. Надо вспомнить, какими были в 1953 году типовые детские иллюстрации. Вот образцы из февральского выпуска «Мурзилки». От и до.

А в февральском выпуске «Барвинка» вот такое веселье:

Незнайка сначала был в чём-то вроде тюбетейки, в позднейших изданиях художники вынуждены были одеть его в голубую шляпу с высокой тульей и с полями. Он к тому времени без шляпы уже не ассоциировался с Незнайкой.

Худ.Григорьев и Полякова Худ.Григорьев и Полякова

Иллюстрации Григорьевой и Поляковой приводятся не по журнальной публикации, а по книге, изданной в Киеве в 1955 году. Но образы персонажей были найдены уже в начале 1953 года.

В 1954 году в московском «Детгизе» вышла первая книга трилогии с иллюстрациями А.Лаптева. Книга вышла подозрительно быстро вслед за журнальной киевской публикацией. Если у Носова текст был готов, то Лаптеву-то надо было придумать и нарисовать картинки. Возможно, подготовка книги шла параллельно с публикацией в «Барвинке».

Сравним некоторые эпизоды на рисунках первых украинских иллюстраторов и на рисунках Лаптева.

1) Драка с другом Гунькой.

Худ.Григорьев и Полякова Худ. Лаптев

2) Переправа через мостик.

Худ.Григорьев и Полякова Худ. Лаптев

3) Очищение слезами.

Худ.Григорьев и Полякова Худ. Лаптев Худ. Лаптев

В чём причина успеха образов Лаптева, совершенно затмивших первые иллюстрации? Дело, конечно, не в шляпе, которую придумал Лаптев.

Во-первых, возраст. На картинке киевских иллюстраторов видно, что речь идёт о взрослых, и даже престарелых (седых и длиннобородых), коротышках.

Глуповатое выражение лица Незнайки на картинке киевских иллюстраторов в этом случае означает, что перед нами просто взрослый дегенерат.

Конечно, можно было вспомнить традиции Ивана-дурака. Лаптев эту тенденцию пресёк.

Сейчас снобистский медиаресурс важно так заявляет(https://gorky.media/context/neznajka-i-so. ) :

Не всё так однозначно, товарищи. Такое понимание мира Незнайки — заслуга Лаптева. А рецидивы состаривания коротышек ещё будут проявляться не раз. У Лаптева коротышки — трогательные создания, хотя я бы не сказал, что это дети. Они ближе к сказочным шаловливым эльфам (в трактовке Г.Х.Андерсена в «Дюймовочке»). Эти эльфы имеют взрослые профессиональные навыки (врач, механик, мыслитель. ), но обладают при этом здоровой детской психикой.

На киевских иллюстрациях Незнайка всё-таки маленький пакостник. Тут ведь вот какое дело — персонажи хороших детских книг взрослыми воспринимаются настороженно. Пеппи Длинныйчулок, например, совершенно разнузданная девица. Я прочитал книгу про неё взрослым человеком. Не хотелось бы в жизни повстречаться с подобной нахалкой (но в детстве, наверное, был бы не прочь встретиться с целью совместного разгрома чего-нибудь). Восхищён либерализмом советской педагогики. Так что реакцию первых иллюстраторов (напоминаю, Сталин был ещё жив на начало публикации) можно понять. А вот Лаптев был особенным человеком: он сразу уловил, что Незнайка — это милый живой персонаж. Такого надо просто любить. Это уже отношение к Незнайке как к ребёнку с позиций гуманистической педагогики (родителей приучали, что поведение Незнайки — это поведение в пределах нормы).

Читайте также:  Сертификат качества труба пвх 110

Концепция Лаптева, конечно, более соответствовала духу советской «оттепели». Не думаю, чтобы Незнайка мог бы стать любимцем детей и взрослых, если бы его образ (и образ его окружения) остался в рамках концепции киевских иллюстраторов. И ещё кажется мне, что роль иллюстраций Лаптева в «раскрутке» Незнайки более значительна, чем роль текста Носова.

Обнаружил на сайте «Музей детской книги» приятный сюрприз. Возможно, самый первый Незнайка от Лаптева, причём цветной (высказано предположение, что это вкладыш к «Мурзилке»): https://kid-book-museum.livejournal.com/1. . Помещаю весь комикс.

Выяснилось, что знаменитый Л.Владимирский относится к числу не просто ранних, но самых первых иллюстраторов приключений Незнайки. Самые первые — это которые работали параллельно друг с другом и, скорее всего, друг от друга независимо.

В 1954 году Владимирский сделал диафильм «Приключения Незнайки» (начало повести до изготовления воздушного шара) — тут и тут. И надо же — Владимирский нарядил Незнайку в тюбетейку (как самые первые украинские иллюстраторы)!

А в 1957 году Л.Владимирский дважды обращался к теме Незнайки. Был выпущен ещё один диафильм и набор цветных открыток. Диафильм «Воздушное путешествие Незнайки и его товарищей» охватывает середину сюжета повести (тут). Поскольку это продолжение диафильма 1954 года, Незнайка там в той же тюбетейке. А вот в открытках — уже в голубой панаме (широкополой шляпе). Всё — канон сложился, дети другого Незнайку не желали знать, все художники должны подстраиваться под облик, созданный Лаптевым (вот такой советский маркетинг).

Диафильм (1954) Открытка (1957)

Диафильм (1957) Открытка (1957)

Ну а по технике — что сказать? Владимирский бесподобен, хотя и очень однообразен.

Диафильм (1957) Диафильм (1957)

Открытка (1957) Открытка (1957)

Коротышки у Владимирского — однозначно дети, никаких эльфов или бородатых гномов. Это концепция, осознанное решение.

Первое обращение Г.Валька к книгам про Незнайку тоже было в Пятидесятых — иллюстрирование пьесы «Незнайка-путешественник» (1958). Фото картинок — из энциклопедии С.Чистобаева Художники детской книги СССР. 1945-1991. Т. 4. «Г» .

Поскольку это были иллюстрации к школьной пьесе, Вальк нарисовал подростков в театральных костюмах. Шляпа на Незнайке есть, но это обычный школьник, равно как и дебелые старшеклассницы, играющие малышек-медработниц.

А вот образ Знайки — в узком чёрном костюме, с яйцеобразной головой — был найден удачно. Вальк потом именно такого Знайку поместил в «Незнайку на Луне». Да и Пончик, про которого ещё никто не знал, что он будет главным героем «Незнайки на Луне», войдёт туда таким, как на рисунке к пьесе: щекастым, в полосатом костюме и в кепочке.

«Незнайка-путешественник». Худ. Г.Вальк

«Незнайка на Луне». Худ. Г.Вальк «Незнайка на Луне». Худ. Г.Вальк

А так, конечно, если бы не знание будущего («Незнайка на Луне», который достался Вальку из-за смерти Лаптева) никто иллюстрации Валька к скучной пьесе не рассматривал бы с таким напряженным вниманием.

Рассказик, не входящий в корпус повести про Незнайку, но в первых строках отсылающий к ней. Здесь присутствует и Незнайка, и все коротышки, живущие с ним в одном доме (коммуне). В 1950-х этот рассказик иллюстрировали выдающиеся графики И.Семёнов и Е.Мигунов.

Сначала в «Весёлых картинках» в 1957 году в 9-м номере этот рассказ раскадрировал И.Семёнов. Незнайка здесь в полном соответствии с видением Лаптева. Коротышки тоже как у Лаптева — эльфы с детскими личиками.

Худ. И.Семёнов Худ. И.Семёнов

Позже И.Семёнов иллюстрировал этот рассказ в книжках. Здесь он более плотно нарисовал Незнайку в своём собственном стиле.

Худ. И.Семёнов Худ. И.Семёнов

А в 1960 году (встречал эту дату как самое раннее издание) «Винтика и Шпунтика» проиллюстрировал Е.Мигунов (сейчас книжку переиздала «Речь»).

Незнайка у Мигунова вроде такой же, как у Лаптева (что означает — в широкополой шляпе). Прямая цитата лаптевской обложки на картинке (это сейчас «оммаж» называют?). Незнайка очень выразительный, эксцентричный. Кстати, Мигунов наметил разделение шевелюры Незнайки на три пряди, которые образуют вершины равнобедренного треугольника (это уточнение канона потом закрепит Вальк в «Незнайке на Луне»). Правда, остальные коротышки выглядят престарелыми.

Да, это решение художника: коротышки у Мигунова не просто престарелые, но даже откровенно дряхлые. Незнайка из них просто самый молодой, потому и дурной. Но всё же Незнайка в таком случае — сформировавшаяся личность (не малыш).

Вот у Мигунова композиция вереницы коротышек как будто напрашивается на сравнение с такой же вереницей у Лаптева.

Если пытаться представить носовских персонажей зрелыми и перезрелыми гномиками, то у Мигунова они, конечно, самые забавные. Для лаптевской концепции коротышек как вечно юных эльфов такие рецидивы уже не представляли опасности.

Источник

Adblock
detector