Меню

Эхо москвы всем труба

Комсомольно-добровольно

Сергей Кужугетович тут опять выступил. На этот раз — с предложением согнать студентов на БАМ.

На днях он уже попытался объявить о Великой стройке века. Это про «три города в Сибири, а лучше пять».

По всей видимости, уважаемый глава списка Единой России не изучал никогда пространственное развитие. Вряд ли он понимает вообще, по каким законам возникают и растут города. Наверное, не представляет себе, что такое конкурентные преимущества территории. Не читал работы Натальи Васильевны Зубаревич (тогда бы он был в курсе. что население России перетекает с востока на запад и с севера на юг уже несколько десятилетий). Что сопротивляться этому контрпродуктивно и очень дорого.

Что потратить деньги налогоплательщиков на строительство в тундре или в тайге города-сада, в то время как доходы населения падают, это безумие. Наконец, что мы давно уже вышли из индустриального периода живем в постиндустриальном обществе на пороге четвертой промышленной Революции и шестого технологического уклада.

Теперь же — новая инициатива, продиктованная ностальгией по советским комсомольским стройкам. А заодно по всей видимости, временам, когда можно было сотнями тысяч людей сажать в лагеря и отправлять на великие советские стройки.

Эта инициатива — ещё одно подтверждение того, что каждый должен заниматься своим делом. Политики— политикой, экономисты экономикой, государственники — государством.

Врачи ведь не идут чинить трубы, а сантехники заниматься ремонтом сотовых телефонов. Вот также и люди занимающиеся вопросами обороны, не должны влезать в те вопросы в которых они не просто профаны, а скорее как слоны в посудной лавке.

При этом относясь с презрением к «этим яйцеголовым штатским, в жизни не державшим в руках винтовку». Все эти апелляции к пропахшим нафталином смыслам советского коллективизма уже выглядят не только смешными и абсурдными, но и опасными, учитывая на какое место претендует автор вышеупомянутых инициатив.

Источник

Всем труба

Начинается весело. Две девочки играют в жмурки. У одной, как полагается, глаза завязаны. Они хохочут, но мы-то знаем, что спектакль называется «Царь Эдип», а значит, завязанные глаза — это Судьба.

Человек слеп, не знает, что его ждёт. Над сценой уже реют зловещие чёрные птицы (жутче, чем у Хичкока), и мы понимаем: добром не кончится. А народ греческий недоумевает: «Поднявшись, рухнули мы вновь» — то есть не успела начаться хорошая жизнь, как на тебе — кризис.

Они хотят понять причину, догадываются, что здесь «неясный след давнишнего злодейства». Боги наслали губительный мор, эпидемию. Гибнет город-государство за то, что в нём живёт злодей. Древнегреческий случай.

Царь Эдип живёт спокойно, уверен в себе, ищет виновного. Да, когда-то он сам мимоходом убил то ли троих, то ли пятерых. Ну и что? Ведь один из них то ли сказал ему грубость, то ли толкнул. А кто нас обидит — дня не проживет.


Царь Эдип — Виктор Добронравов. Фото: Валерий Мясников

Эдип — хороший правитель, люди довольны. И вдруг выясняется, что то старое пустяковое убийство — роковое!

. Многим казалось: Туминас не поставит ничего лучше «Онегина». И вот «Эдип». Может, и не лучше, но выше. И понятно почему. «Онегин» — драма, «Эдип» — трагедия. «Онегин» — бытовой, блестящий, глубокий, остроумный. «Эдип» — космический, базальтовый, тектоническая плита.

Русский литовец сегодня — крупнейший режиссер мира. Тяжёлая позиция, неизбежны две большие неприятности: «любовь» коллег и — страх поставить что-то заурядное, слабое. Сразу скажут: «Вот его уровень, а с «Онегиным», с «Эдипом» ему просто повезло. Удача, судьба».

Крупнейший театральный режиссер мира — часто этот титул был у нас. Мы тут впереди планеты всей (как США по Нобелевским премиям). Станиславский, Мейерхольд, Вахтангов, Таиров… Казалось, Сталин задушил всё живое в русском театре. Но — вернулось! «Современник», Таганка, Эфрос, Товстоногов, Стуруа, Някрошюс (не теперешний)…

Фатализм — забытый всюду; презираемый марксистами (ибо всё решают производственные отношения и какие-то формулы типа «деньги — товар»), презираемый капиталистами (ибо всё решают акции, инновации, капитализации и какие-то формулы типа «товар — деньги»).

Уму непостижимо: исчезли великие империи — Римская, Чингисханская, Великобританская, Османская, Советская; исчезли цивилизации, а пьеса жива! Ей две с половиной тысячи лет, а мы пользуемся ею ежедневно. Там ведь не только про судьбу. Не только про власть и народ. Там Эдипов комплекс, про который слышали все, а не одни лишь психологи и психиатры.

Вот он — на сцене. Человеку предсказано, что он убьёт отца и женится на собственной матери. Он в ужасе. Он бежит из родного дома, чтобы избегнуть этого ужаса: отцеубийства и инцеста. Бежит за границу, в другое государство (тогда для грека уйти в другое город означало изгнание, тяжелейшее наказание, равное смерти).

Он уверен, что бежит от Судьбы, а на самом деле — навстречу Судьбе. Ибо не знает, что он — подкидыш, вырос у приёмных родителей. А настоящий родной отец уже едет навстречу, на встречу с сыном, навстречу смерти от руки родного сына. И всё предсказанное сбудется.

Люди, ставшие подданными Эдипа… Как это случилось? Ведь он убил их царя! Они должны бы казнить его, но встают на колени перед цареубийцей.

Они не знают! Их прежний царь куда-то пропал, и сразу вслед за этим в их городе появился Эдип, спаситель государства. Но ведь «вслед за этим» не означает «вследствие этого». Просто удачно совпало, судьба улыбнулась. А теперь, спустя годы, — мор. И граждане (греки) недоумевают: «Поднявшись, рухнули мы вновь».

Царица выходит замуж за убийцу мужа. Потом это случится у Шекспира — в «Гамлете», в «Ричарде III»… Но разве такое случается только в пьесах?

Люди стояли на коленях перед цареубийцей, а когда он помер — поместили в мавзолей и миллионы ходили и ходят туда, кланяются мумии. Не осуждаем; это просто пример судьбы.

Гришка Отрепьев… Мать царевича Димитрия признала его сыном, народ встречал самозванца стоя на коленях.

Тут, однако, «Эдип» — абсолютная вершина. Ибо решающее значение имеет единственное обстоятельство: кто твой противник?

Противник Гамлета — король Клавдий и вся эльсинорская система. Противник Гришки — сомнительный царь Годунов. Противники Ленина — царский режим, затем буржуазный. Противники Ельцина — Горбачев, затем Руцкой/Хасбулатов — человечки. А значит, победа очень возможна, нужны только решимость и удача.

Противник Эдипа — Судьба. Шансов на победу нет и быть не может. От Судьбы не уйдешь. Она сделает тебя царём, а потом начнётся мор, и народ спросит: почему мы погибаем? И раскроется преступление, смертельный грех.

Спектакль Туминаса абсолютно чист.

Царица, узнав, что рожала детей от собственного сына, вешается. Но в точности, как полагается в античной трагедии, это происходит за сценой. Публике не показывают вывалившийся язык, дёргающиеся ноги. В классической трагедии тарантинить нельзя.

Людмила Максакова играет потрясающе. Первое её появление — счастливая жена молодого счастливого мужа. Узнав правду, она не вопит, не рвёт на себе одежды. Но мы видим, как у нас на глазах она погибает. Внутренне погибает. И уходит со сцены, зная твёрдо, что идёт к самоубийству, к смерти. Уходит без возврата. Поэтому идёт странно, слегка отклонившись всем телом назад так, будто в спину ей упёрлась и выталкивает из жизни чья-то ладонь. А при этом она идёт вроде бы добровольно. Эта пластика красноречивее слов: не хочу умирать, но надо.

И Эдип — чёткий, смелый, презирающий подданных Виктор Добронравов — выкалывает себе глаза за сценой. В античном театре не полагается выкалывать глаза на глазах у публики, проливать клюквенный сок из фальшивых дырок. Нам лишь рассказывают:

. И видим мы: повесилась царица —
Качается в крученой петле. Он,
Её увидя вдруг, завыл от горя,
Верёвку раскрутил он — и упала
Злосчастная. Потом — ужасно молвить! —
С её одежды царственной сорвав
Наплечную застёжку золотую,
Он стал иглу во впадины глазные
Вонзать, крича, что зреть очам не должно
Ни мук его, ни им свершённых зол.
Так мучаясь, не раз, а много раз
Он поражал глазницы, и из глаз
Стекала кровь — багрово-чёрный ливень…

Две с половиной тысячи лет назад публике не показывали имитацию ужасов, а рассказывали о них. У людей бешено работало воображение.

Художник Адомас Яцовскис — половина успеха. Огромная, с виду каменная труба лежит на сцене. Это Колесо Фортуны выкатилось прямо из ада. Беспощадное, неумолимое. Оно возносит (буквально) — возносит вцепившихся людей к небу, точнее — к власти. И давит людей — тоже буквально. (Конечно, никто из артистов театра Вахтангова, никто из греков, приехавших изображать греческий хор, не будет раздавлен. Но сделано так, что в нашем воображении хруст костей.)

Композитор Латенас! Каменная труба звучит как полагается. Могучий звук вынимает душу. Всем телом понимаешь: она зовёт на Страшный суд. И это не приглашение, а приказ. «Ангел вострубил, и поражена была третья часть солнца, и третья часть луны, и третья часть звёзд». Греки, конечно, не знали про ангелов Апокалипсиса, думали, что трубит бог-душегубец. Но мы-то знаем.

Эта штука впервые материализовала русское выражение «всем труба» (предсказание общей и скорой неизбежной гибели). Впервые эти два русских слова превращены в предмет, который без пояснений, без переводчика понятен всем народам Земли.

Оно не остановится, оно раздавит и детей Эдипа. Его сыновья (они же его единоутробные братья) убьют друг друга, дочь Антигону приговорят к казни…

Эта штука, если и не превзошла, то уж точно не уступит знаменитому занавесу «Гамлета» на Таганке — гениальной работе Давида Боровского. Огромный, рыхлый — дряхлый, древний и в то же время вечный — он сметал людей с лица Земли.

Вахтанговское Колесо Судьбы — давит людей. Древнее, дырявое, с виду многотонное; и дым из всех дыр, как из прогоревшей трубы крематория. Это не про Освенцим, греки сжигали своих мертвецов, но это и про Освенцим тоже.

. Занавес для Таганского «Гамлета» связали 45 лет назад какие-то старухи в Прибалтике, и оттуда же прикатились в Москву, в Москву, в Москву режиссер Туминас, художник Яцовскис, композитор Латенас (такой яркий и мощный, что непонятно, как его до сих пор не украл Голливуд) — сегодня эти трое абсолютные чемпионы мира.

Очень современно. За преступление царя боги наказывают весь народ. Вечная история.

Всего лишь одно убийство — по приказу Годунова зарезали царевича Димитрия — но спустя годы, когда казалось, что всё забыто, быльём поросло, вдруг из могилы вылез Лжедмитрий, и покатилось колесо — Гражданская война, интервенция, смута…

Читайте также:  Сэндвич труба для дымохода вес 1 метра

Через 300 лет опять — Николай Кровавый и весь народ жутко поплатились за Ходынку, за расстрел 1905 года… И нам не сдобровать — докатятся до нас взорванные московские дома. Вспомним тогда невыученные кем-то уроки истории.

Источник

Эхо москвы всем труба

О.Бычкова ― Добрый вечер, добрый день! Это программа «Особое мнение». У микрофона — Ольга Бычкова. С особым мнением у нас Максим Шевченко, лидер «Российской партии свобода и справедливость». И мы в прямом эфире «Эхо Москвы». Добрый вечер!

О.Бычкова ― И мы также в трансляциях в YouTube на основном канале «Эхо Москвы» и в Яндекс.Дзене.

Хочу вас спросить сразу вот о чем. Медиазона буквально час назад опубликовала материал по поводу того, что творится в Пскове. Там экс-главе «Открытой России»* Лии Милушкиной назначили 10,5 лет колонии по делу о наркотиках, ее мужу назначили 11 лет колонии. Прокуратура требовала еще больше.

О.Бычкова ― Тут не написано.

М.Шевченко ― В специализированные дома? Может, они уже создали для членов «Единой России». Помните, как Шевченко, моя однофамилица, тоже ее не пустили, когда дочка умирала, по-моему, она тоже была связана с этой организацией. Здесь тоже. Может, они уже создали и специализированные детские концлагеря, детские дома?

О.Бычкова ― Ей дали отсрочка до 24-го года.

М.Шевченко ― В связи с чем такой гуманизм? До момента, пока не будет переизбран грант, пока не определится политическая система сиди и помалкивай?

М.Шевченко: Следы амфетамина в киндер-сюрпризах — понятно, что это политическая расправа

О.Бычкова ― Да. Тут, мне кажется, очень странные доказательства этой самой наркоторговли. И они все это, конечно, отрицают.

М.Шевченко ― Оля, нет смысла даже разбирать детали, потому что мы с вами до программы говорили: какие-то следы амфетамина там найдены. 12 или 10 лет — это если нашли тонну амфетамина, которая щедро раздавалась детям, подросткам и всем остальным. Следы амфетамина в киндер-сюрпризах, понятно, что это политическая расправа и понятно, что это желание отчитаться в данном случае региональных властей, которыми руководят такие бравые выходцы из бравой «Единой России», что мы бежим впереди России всей в деле уничтожения разного рода структур нежелательных политических организаций. Чего угодно можно приписать людям.

В советское время сжали за тунеядство. Бродского сажали за тунеядство. Помните, он два года, по-моему, в Карелии провел. Сейчас они вот это придумали, и ничего же ведь не поделаешь, казалось бы, на мой взгляд. Отсрочка и ему же отсрочка?

М.Шевченко ― Чудовищная совершенно расправа политическая. Другой оценки быть просто и не может. Следы амфитамина у них…

О.Бычкова ― Это все как-то очень активзировалось перед тем, что будет происходить в сентябре под названием выборы или это что-то другое.

М.Шевченко ― Я не думаю, что это связано с выборами. Я думаю, что с выборами это не имеет никакой связи. Я думаю, что власть уже контроль над процессами, которые происходят в выборном пространстве, упустила из-под контроля. Я уверен, практически, власть сделала все… Формально вот «Единая Россия» не может выиграть выборы. Ее рейтинг стремится к нулю.

М.Шевченко ― Рейтинг «Единой России» падает каждый месяц на два пункта. Все, что власть не делает — прессовка Грудинина, преследование Николая Бондаренко — замечательных совершенно людей оппозиционеров; Коля, он коммунист, Павел Николаевич, он не коммунист, но, в общем, он связан с КПРФ то же самое, — повышает рейтинг КПРФ. Фактически власть приведет к тому, что КПРФ просто может получить очень большой процент на этих выборах. Я думаю, что они просто не контролируют политический процесс вообще.

Я думаю, что разгул репрессий в стране носит уже хаотический и стихийный характер, что контроль за политическим процессом, которые существовал и во времена Суркова и во времена Володина, так или иначе, перешел уже к силовым структурам, к силовикам. Между ними начинается уже просто конкуренция. Вот, условно говоря, есть запрещенная, нежелательная организация, есть какие-то люди, которые с ней были связаны.

Вот ты сидишь в какой-нибудь Псковской области или где-нибудь еще и вроде сидишь, просиживаешь штаны, получаешь зарплату. Никаких у тебя игиловцев** нет, никаких террористов нету. И тут — раз! — Ба! Да тут получается возможность раскрыть целый заговор, доложить куда-то в центр, что ты в глубокой провинции… ну, хорошо, не в провинции, у эстонской границы — все-таки Псковская область граничит с Эстонией, там Тарту, Виру по ту сторону границы — ты может тут разоблачить, как говорится, нанести удар по опасному врагу.

Я думаю, что раскручивается маховик репрессий примерно такой, каким он был в 37-м году. Возможно Сталину надо было расправиться с каким-то кругом не очень большим партийных руководителей. Но на местах началось состязание, чтобы отчитаться перед центром о том, как мы боремся с троцкистами.

О.Бычкова ― Состязание или от них требовали разнарядки?

М.Шевченко ― Требовали какие-то разнарядки, требовали, тем более, состязания. А еще снизу посылали наверх. Потому что вот у вас спрашивают, звонят, говорят: «А у вас есть там троцкисты?» И что скажешь, что у меня троцкистов нет? Да на тебя твой зам потом побежит, настучит, что на самом деле троцкисты есть, а он на самом деле сказал, что троцкистов нет. Поэтому там туда еще и пойдешь, в эту яму. Поэтому говорили: «Да, есть, конечно, есть еще больше разнарядку по троцкистам».

М.Шевченко: Власть приведет к тому, что КПРФ просто может получить очень большой процент на этих выборах

Чтобы еще больше не уходить в истории, вот сейчас, на мой взгляд, то же самое. А как вас там… как она, запрещенная или нежелательная организация…

О.Бычкова ― Если мы говорим про «Открытую Россию», то я не сказала, а я должна была сказать, что это нежелательная организация.

М.Шевченко ― Вот у вас как там с нежелательной организацией «Открытая Россия?» Сказать, что ну есть там группа интеллигентов занимается, что-то пишет. — А что, вы, может быть, тоже пособник беглого олигарха Ходорковского? Нет. Поэтому надо доложить: «Да, вы знаете есть, мы очень жестко их прессуем, и вот у них даже нашли следы амфитамина в киндер-сюрпризах.

Я думаю, это вот так все происходит, Оля. Машина действует уже независимо от политической воли. Я не думали, что сверху есть какой-нибудь приказ расправиться с теми, кто сотрудничал в разные годы с нежелательной организацией этой «Открытая Россия», есть просто рвение уже псарни на местах. Это назвать иначе просто уже невозможно. И это рвение крайне опасно для общества, для государства, я считаю, для политических и гражданских процессов в нашей стране.

О.Бычкова ― Почему оно опасно для политических процессов, это понятно. Почему оно опасно для государства, когда само государство само по себе это все организует.

М.Шевченко ― Есть несколько определений государства. Классическое марксистское определение, что государство — это инструмент подавления в интересах правящего класса. Есть — что государство — это ночной сторож, который регулирует свободные процессы в обществе. Есть такое определение, что государство — это институт развития нации, который содержит в себе все возможные факторы социального, интеллектуального, политического и так далее развития. Какое из этих определений подходит к этому? Первое — в интересах правящего класса? То есть это правящий класс у нас — олигархическая бюрократия. Значит, в интересах правящего класса у нас прессуют их? Может быть так. Ночной сторож? Не знаю. Это сторож, который превышает свои полномочия, безусловно.

Нет, я думаю, просто нет государство. Просто сама концепция государства как чего-то существенного и важного, что имеет прямое отношение к жизни большой массы людей, которые здесь объединяются на территории, условно называемой Российской Федерацией под эгидой государства, оно перестают функционировать. Начинают на первое место выходить интересы каких-то региональных групп, допустим, силовиков, которые говорят: «Вот я сейчас подполковник. А как мне стать полковником? А доложу-ка я о том, что я здесь разоблачил ячейку ходорковцев, например. Отлично. Может быть, мне полковника дадут?»

Вот эти частные интересы и большой террор, его феномен, который изучался многими исследователями, они показали, что политический интерес, который у Сталина, безусловно, был в борьбе с Бухариным, Троцким, Зиновьевым, наложился на огромное количество мелких частных интересов разных упырей, которые сидели в региональных управлениях НКВД, обкомах и так далее, которое тоже в совокупности начали решать свои проблемы. Там не знаю, расправиться с любовником жены или, наоборот, с мужем любовницы, или с соседом, или просто себя обезопасить, свою задницу, или карьеру свою сделать за счет того, что ты какого-нибудь комкора арестовал и бьешь его, зубы выбиваешь, что он польский шпион. Или следователь, который моему делу чернила в Ульяновске лил в глаза, чтобы он подписал, что он польских шпион, который хочет взорвать мост через Волгу, когда по нему Молотов поедет в 38-м году. Следователя потом грохнули, расстреляли, дедушку освободили в 39-м в январе, но факт остается фактом.

Поэтому сейчас то же самое. Я боюсь, то же самое, что пространство пошло в разнос, и они уже не контролируют совокупность разных частных воль, группировок. Мы же не знаем. Может, кто-то хочет подставить губернатора псковского, а, может быть, кто-то хочет его возвеличить, что он головы ходорковцев в Москву приносит. А, может быть, кто-то хочет его сделать душителем или тираном, наоборот. Мы видим, как политические партии распределяются. Эти принадлежат Собянину, эти принадлежат Шойгу или еще кому-то, эта партия принадлежит Чемезову, эта еще кому-то.

О.Бычкова ― А кто НРЗБ кроме «Единой России»?

М.Шевченко ― А вам еще кто-то нужен кроме «Единой России»?

М.Шевченко ― Вы почему не спрашиваете, кто принадлежит Собянину?

О.Бычкова ― А кто принадлежит Собянину?

М.Шевченко ― КПРФ, конечно, потому что в центре списка КПРФ стоит Вадим Кумин, который в банке «Солидарность», которым владеет Департамент имущества Москвы. Я ничего против не имею. Это не значит, что они принадлежат. Это я, конечно, грубо высказался, я хочу извиниться. Я не хочу никого обидеть.

О.Бычкова ― Я понимаю, это фигура речи.

Читайте также:  Обзор паяльников для полипропиленовых труб бюджетных

М.Шевченко ― Потому что это спонсорство. Это просто группировки феодалов, новые феодалы, которым плевать на демократию, на Конституцию, на что-то еще, которые уже готовятся к 24-му году и к возможному уходу Путина или к возможной реинкарнации Путина в какого-то другого — в главу Совета, например, ну, какие-то перемены. Они выстраиваются вот там между собой.

М.Шевченко: Правят бал в России те, кто превращает государство в пародию на институты права, институты развития

О.Бычкова ― Мы должны приветствовать этот процесс?

М.Шевченко ― Нет, конечно. Потому что этот процесс не человеческий. Он не имеет отношения к гражданам, к гражданским свободам. Он имеет отношение к личным амбициям и личным интересам очень влиятельных, могучих, страшных, очень циничных, коварных и плюющих на всех людей, которые полагают себя хозяевами нашей страны.

Безусловно, этот процесс несет угрозу для общества и для граждан как для свободных личностей. Мы должны сопротивляться этому. Мы должны вернуть политическую жизнь в нормальное русло. Я боюсь, что это уже практически невозможно. Суды не являются судами. Суды — это инструмент расправы. Следствие не является теми, кто расследует преступление. Следствие давно уже воспринимается обществом как инструмент тоже расправы с неугодными или тоже с другими. Прокуратура точно так же: тут она дело возбуждает, тут она дело не возбуждает, тут она молчит, тут она ничего не видит. Государство утрачивает доверие со стороны общества и все больше воспринимается как вещь в себе, которая как страшное чудовище высовывает когтистые лапы этого своего мохнатого двухголового туловища, понимаете, и какие-то жертвы постоянно приносит этому богу этатизма.

Вот в чем проблема. На этом фоне любые формы политической жизни — «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Партия Свободы и справедливости» — все что угодно, все что действует из какой-либо ценностной мотивации как коммунисты,… многие коммунисты — это честнейшие и порядочнейшие люди, я думаю, что и в «Единой России» есть люди, которые являются сторонниками либерально-консервативного общества…

О.Бычкова ― А есть другие люди.

М.Шевченко ― А есть и другие. Но правят бал в России те, кто превращает государство просто в какую-то пародию на институты права, на институты развития, политической жизни, на институты управления и так далее.

Допустим, заявление Шойгу: «Я хочу в Сибири построить 5 городов»…

О.Бычкова ― А вы сегодняшнее заявление Шойгу видели?

М.Шевченко ― А что, еще там. Сейчас в Китае что-то…

О.Бычкова ― Про 5 городов это было уже на прошлой неделе.

М.Шевченко ― А что, 15 городов?

О.Бычкова ― А сегодня было про то, что он гордится — я неточно пересказываю цитату, — но он гордится тем, что работал вместе со всякими людьми типа Радована Караджича…

М.Шевченко ― Ну, Оля, это вам не нравится Караджич, кому-то нравится Караджич. Кому-то Милошевич…

О.Бычкова ― Мне не нравятся, знаете, убийцы. Вот как-то у меня такой странный вкус.

М.Шевченко ― По ту сторону тоже были убийцы. Караджич был поставлен в такую ситуацию. Можно любить, не любить. Это не 5 городов. 5 городов — это гораздо круче, я считаю. То есть его не устраивает Красноярск, Новосибирск, Омск, Томск, Кемерово, Улан-Удэ, Абакан. Потому что там уже ничего не поделаешь, там живут какие-то людишки, которые возмущаются черным воздухом угольным в Красноярске. Это советник Усса назвал людей, которые возмущаются грязным воздухом, по-моему, быдлом или чем-то другим…

О.Бычкова ― Он назвал такими словами и в таких формулировках, что мы не можем повторить не потому, что это нецензурно, а потому что просто обойдется господин автор без такого рода цитирования.

М.Шевченко ― Да, там оскорбительно совершенно… Плаксивый сброд — это самое мягкое. Что, дескать, вы посмели жаловаться о том, что у вас тут засоряется воздух, вода, вырубается лес, дымом вы дышите — да кто вы такие? Вы не сибиряки, — говорит. Мелкие, неблагодарные людишки.

Вот это Шойгу все хочет упразднить. И построить новое. Такая аракчеевщина XXI века, гипераракчеевщина. Аракчеев просто строил военные поселения, где там встал, проснулся, молился, потом поделал детей по регламенту с женой, потом помолился, поел, полеш работать и так далее.

О.Бычкова ― Это как в том анекдоте про детей известном ксенофобском, извините, поэтому я его целиком не буду приводить. Но идея подходящая типа новых родим иди старых…

М.Шевченко ― Вот эти люди, они уже поняли внутри себя, что они просто, грубо говоря, профукали возможность построения России как новое государство. Можно было построить Россию монархическую, социалистическую, демократическую, либеральную, национальную, многонациональную…

М.Шевченко ― Какую угодно. Но они же никакой не построили. Все это существует только в их мозгах. В итоге есть огромная, абсолютно лишенная систем управления страна, лишенная государства страна. Потому что этот аппарат насилия, которые собирает налоги и карает непокорных — это не государство, это просто террористическая система какая-то. И дальше они думают: Ладно, давай-ка это сотрем, как в интернете игра, это мы перезагрузим, и как бы новые 5 городов. Каждый по миллионы. Где он там людей возьмет? Когда убыль населения только за первое полугодие 21-го года 440 тысяч.

О.Бычкова ― Он сказал — 300-500 тысяч, а лучше, конечно, миллион.

М.Шевченко ― Может, кого-то привезет, может, китайцев привезет? Он сейчас в Китай поехал.

О.Бычкова ― Как будто бы в этой компьютерной игре есть выбор опций: сколько вы хотите: 500, миллион?

М.Шевченко ― И по деньгам платишь: у тебя там столько-то жетонов. У тебя жетоны на 100, на 200 тысяч, на 300 и на миллион.

М.Шевченко: Грудинин и «Совхоз имени Ленина» намечен большими хищниками на разграбление

О.Бычкова ― Я хочу вас спросить про КПРФ и про Грудинина как человека, имеющего связи в левых организациях, а почему Грудинина сняли с пробега? И кто, главное, это посмел?

М.Шевченко ― Павел Николаевич Грудинин — человек замечательный, прекрасный. У нас идет с нами Дмитрий Потапенко, мой товарищ в моей партии, который является его близким другом. Поэтому я очень хорошо знаю, что происходит. У Павла Николаевича мама умерла недавно. Как раз на фоне всех этих страданий еще личное горе. Я, Павел, выражаю тебе соболезнования еще раз. И почему его сняли? Потому что он и «Совхоз имени Ленина» намечен большими хищниками на разграбление. Цена земель «Совхоза имени Ленина» 4 триллиона. Если там всю клубнику уничтожить и застроить все этими 24-этажными домами, в которые заселяют трудовых мигрантов из Средней Азии, как они все это предполагают. Поэтому это все чисто коммерческая вещь.

Если он становится депутатом, он получает депутатский иммунитет. А сейчас на нем висит миллиард долга, два уголовных дела, и они его загоняют просто в тупик практически. Другой вопрос, я не понимаю, как можно было не понять, что его Белизский оффшор не закрыт. Он его закрыл реально в 17-м году. Но кто-то его открыл.

О.Бычкова ― А как это можно сделать?

М.Шевченко ― Если Павел Николаевич придет, он лучше расскажет. Видновский суд эту процедуру не довел до конца. Он приостановил закрытие, направил письмо, не известив об этом Грудинина туда в Белиз, и поэтому они не закрыли от оффшор. Но понять, что он не закрыт, можно было за 12 минут. Вот наш программист 10 минут потратил на то, чтобы найти Безил и две минуты — на то, чтобы на государственном реестре Белиза найти этот оффшор незакрытый. Это открытая информация. Тут у меня вопрос к юристам КПРФ: а вы что так проворонили? Я не же не могу предположить, что они сознательно готовили его в жертву. Даже просто разгильдяйство.

Но самого Грудинина, естественно, они не хотят отпускать, потому что если он получает неприкосновенность, он получает силу в этой борьбе за «Совхоз имени Ленина» и за эти земли. А цена вопроса велика. 4 триллиона — это, знаете, и атомную бомбу можно кинуть. За такие деньги войны начинаются. Вот и все. Никакой политики, никакого коммунизма, поверьте, чистый меркантилизм.

Почему вот так КПРФ защищает и при чем здесь КПРФ? КПРФ — это партнер Собянина, московской власти, вот этой группы. А Московская область, на которой, к сожалению, находятся «Совхоз имени Ленина» — это территория под патронажем Воробьева. Воробьев — это человек Шойгу, это все знают. Вот вам и конфликт, например. Бароны московские, связанные с Шойгу. Громов до этого был, бравый афганский генерал. Сейчас Воробьев, родственники которого близки к Сергею Кужугетовичу. И Московская область. И пытаются защитить за счет этой группы собянинско-володинской, например.

Это к партиям не имеет отношения. Кусок земли — это то, что они разыгрывают. Ради этого они уничтожают на наших глазах прекрасного, достойнейшего человека, каким является Павел Грудинин. Лезут в его личную жизнь, порочат его личную жизнь, фотографируют его маленьких детей и публикуют. Они готовы ради денег и ради прибыли, эти существа, которые прорвались у нас к рычагам управления, они ведут себя как марсиане из романа Герберта Уэллса «Война миров». Им бы кровь человеческую выпить и все, и дальше самим существовать там.

О.Бычкова ― Давайте с вами сейчас сделаем очень небольшую паузу в программе «Особое мнение». Здесь Максим Шевченко, который после новостей и рекламы вернется.

О.Бычкова ― Мы продолжаем программу «Особое мнение». У микрофона — Ольга Бычкова. С особым мнением — Максим Шевченко, лидер «Российской партии свободы и справедливости».

Мы тут в перерыве — это могли видеть зрители наших трансляций в YouTube и в Яндекс.Дзене — заговорили про Белковского с Невзоровым, которым передаем привет, конечно, из этой студии. Но вчера вечером какой-то человек совершил попытку напасть на Александра Невзорова после его общения с читателями и слушателями в Петербурге.

Насколько серьезно надо относиться к человеку, который сказал, что его как православного что-то оскорбило, и попытался как-то ударить.

М.Шевченко ― К религиозным фанатикам надо вообще относиться серьезно, поскольку они действуют исходя из своего внутреннего гештальта.

О.Бычкова ― А это религиозный фанатик?

М.Шевченко ― Ну, он сказал, что это типа за оскорбление православной веры. Он сформулировал, почему он ударил Невзорова.

Александр Глебович, хотя он сопротивляется — я написал ему — поступил как настоящий христианин. Мало того, что он прочел ему великолепную проповедь на церковно-славянском. Он, очевидно знает Священной писание на старославянском, на старославянском. Он великолепно с правильными падежами и ударениями процитировал «Мзда вашим будет многа на небесех». И кроме этого он повел себя как абсолютно благородный человек. Он не стал этому человеку ломать судьбу, сдавать его в ментовку. Там росгвардейцы были или полицейские. Он его простил.

Читайте также:  Укладка стальной трубы в траншею расценка в смете

Поэтому, несмотря на весь антиклерикальный и антирелигиозный пафос Александра Григорьевича — он, наверное, на меня сейчас будет сердиться, — но этика Христа «Прости того, кто тебя обидел», — она в его исполнении была абсолютно безупречной.

О.Бычкова ― При всем уважении к Александру Невзорову я должна отметить, что в конце он говорит этому человеку, который попытался на него напасть, что «мы давайте останемся при своем мнении: вы будете делать то, что вы считаете нужным, а я буду делать то, что я буду считать нужным». Это, я думаю, не совсем, конечно, христианство. А это такая, в общем, вполне себе либеральная терпимость.

М.Шевченко ― Невзоров как интеллектуал и, безусловно, это один из самых рафинированных интеллектуалов нашей страны, он настолько полно и точно освоил, понял и прочувствовал пространство постмодерна, вот этой концептуализации, что он оттуда, как бы извне может наблюдать за человеческими связями и отношениями, комментировать, интерпретировать их. Поэтому, мне кажется, он совершенно справедливо… Это человек, который его ударил, он был совершенно ошеломлен. Я до конца посмотрел это видео, когда Невзоров выходил с ним во двор. Мне кажется, что этого человек просто не ожидал.

М.Шевченко: Александр Глебович поступил как настоящий христианин

Во-первых, ну, кто ты такой? Вот я написал в своем Телеграм-канале «Макс атакует»: Когда Невзоров под тяжелыми минами — для меня с юных лет с начала 90-х, конца 80-х остался в памяти репортаж потрясающий Невзорова, когда он в Азербайджане в карабахской войне, — там мины тяжелые, люди гибнут, а он берет интервью во время боя. Это человек, абсолютно лишенный страха. Или вот когда чеченские репортажи…

О.Бычкова ― Ну, или человек, для которого есть вещи поважнее, чем страх.

М.Шевченко ― Ну, он преодолевший это. Он как там взор над бездной, как говорил Ницше в каком-то смысле. Это его не интересует, эта проблематика.

Когда это человек, очевидно, только появился на свет, Александр Глебович уже из Чечни делал свои ужасные репортажи из самой сердцевины грозненского, чеченского ада. Этот человек сформировал современную российскую журналистику, да и мировую, на мой взгляд. Потому что то, что делал он, мало кто делал. Я вот только Джо Капети могу вспомнить, итальянский кинорежиссер-документалист, который подобные вещи пытался делать какие-то. Но, может, я не прав и Невзоров вообще стоит особняком. Поэтому просто так на реального мэтра подойти и как-то… Мне кажется, этот молодой человек… для него это будет большим уроком такое поведение Невзорова. Он не сталкивался просто с таким поведением. Александр Григорьевич, показал, на мой взгляд, человеком, который находится выше этих человеческих страстей. НРЗБ ваши плевки, как сказал один поэт в свое время.

О.Бычкова ― Немножко звучит как тост, конечно, на юбилее.

М.Шевченко ― Ну, а как тут еще сказать без тоста? Что, я должен сказать об угрозе православного терроризма? Извините, я эту хрень нести не буду.

О.Бычкова ― А угроза православного терроризма — это хрень?

М.Шевченко ― Есть угроза любого терроризма — православного, исламского, извините, иудейского, индуистского, буддистского, либерального, консервативного, монархического. Терроризм возникает в голове человека. Сначала в человеке формируется некий гештальт, каким должен быть мир… Вот я подробно изучал в свое время деятельность «Красных бригад», например, или японской ячейки «Красная армия», такая была у них Сигэнобу, тоже знаменитая красавица, как они расстреливали, бомбы кидали где-то в аэропорту, в Тель-Авиве, по-моему. У убивали друг друга.

Вот у них же возникает абсолютно замкнутая среда и как бы гештальт такой истины абсолютной по отношению к которой весь мир — это просто ничто, убожество.

М.Шевченко ― Это просто паранойя. Терроризм может быть на основе того, что вот вам не нравится роман «Анна Каренина», а ему нравится… Это же безумие по большому счету.

О.Бычкова ― Если говорим про террористов, вот именно вы объясните мне, пожалуйста, что там такое происходит в Афганистане на границе с Узбекистаном, при чем здесь Россия?

М.Шевченко ― В миллион первый раз я объясню на «Эхо Москвы»…

О.Бычкова ― Да. Так потому что происходят все время какие-то новые вещи.

М.Шевченко ― То, что Талибан** является в России террористической организацией — это какая-то аберрация эпохи. Это было признано в тот момент, очевидно, когда Россия пыталась войти в антитеррористическую оппозицию, когда в Ульяновске американская военная база была, через территорию России шли американские, натовские войска в Среднюю Азию, и казалось, что все, сейчас будет такой медовый месяц: Путин, Буш… ну, все отлично, мы практически одной ногой если не в НАТО, но в преднатье таком, знаете. И наша элита ездит на всякие семинары в Вашингтон или Лондон и там выступает и рассказывает о том, как будет сдерживать экстремизм.

Но что-то пошло не так. И когда что-то пошло не так, стали слышны голоса более толковых людей, таких, как Александр Умнов, один из крупнейших наших афганистов. Я помню, в 90 годы Александр Иванович приходил в НРЗБ газету, он на самом деле был ученый, профессор, сотрудник Института востоковедения. Или Алексей Всеволодович Малашенко, постоянный гость «Эха Москвы». Которые говорили: «Ребята, не надо к Афганистану относиться, исходя из ваших фантазий. Афганцы — народ, который за пределами своей родины практически никогда не воюет и никакие захваты чужих территорий им не нужны. И надо, чтобы их оставили в покое.

О.Бычкова ― А фантазии были.

М.Шевченко ― Фантазии силовиков. Вот Лебедь приехал, царствие ему небесное, куда-то в Алма-Ату и сказал: «Талибы дойдут до Новосибирска». С какого хрена талибам, в руководстве которых огромная масса людей, учившихся в советских военных училищах…. Генерал Шахнаваз Танай — я в 11-м году с ним встречался в Кабуле, делал интервью для «Первого канала», оно так и лежит в архивах «Первого канала», так и не вышло. Эрнст Львович, покажите им, в конце концов, этот наш фильм, который мы тогда сняли.

М.Шевченко: Политика России в отношении Афганистана, она абсолютно правильная

Мы тогда встречались с командиром Северного фронта муллой Даудом, заместителем муллы Омара, который сказал: «У нас к России вообще никаких претензий нет. Мы вас победили. Вы ушли». Танай — это бывший начальник генерального штаба афганской армии. Как и большинство многие коммунисты-халькисты еще в начале 2000-х многие талибы танкисты, летчики говорили на русском языке достаточно легко, они все учились здесь. Поэтому, естественно, что связи нашей разведки с Талибан, они очень тесные. Потому что смотришь: этот учился в десантном училище, с этим учился где-то еще.

Мы когда с Орханом ездили вдвоем в Афганистане, переодеваясь в афганцев на встречу с этим муллой Даудом, я это рассказывал, нас встречают два старика, проводники и говорят: «Я был начальником разведуправления афганской бригады…», «Я был тоже начальником разведуправления НРЗБ». Я говорю: «А вы что, пуштуны, что ли?» Они говорят: «Нет, мы таджики, но мы поддерживаем единый Афганистан».

Это внутриафганский вопрос, который извне без глубокого понимания природы Афганистана непостигаем. Я считаю, что Россия может сыграть роль миротворческую. Вот политика России в отношении Афганистана, она абсолютно правильная. Россия поддерживает связи с Кабулом. Россия поддерживает контакты с Талибан. Россия может сыграть содействовать созданию лойя-джерги — это некого конгресса афганского народа, в котором разные люди — и талибы, и их противники — сядут и договорятся о будущем Афганистана. Я думаю, что в этом заинтересованы все на самом деле. А то, что талибы возвращают себе свои исконные территории — Гильменд, Кандагар, я не знаю, Джелалабад под чьим контролем…

О.Бычкова ― Вот сейчас они взяли резиденцию губернатора в Герате.

М.Шевченко ― Герат, честно говоря, это не пуштунская территория, она была всегда в зоне иранского влияния. Поверьте, там есть такие вещи, можно профанически сказать просто «террористы рвутся к власти. Проблема здесь в том, что они могут вытеснить из Афганистана игиловцев, запрещенное в России Исламское государство**, которое туда было переброшено и по некоторым данным с применением американских вертолетов, потому что как объяснить, что люди, которые были окружены в Мосуле, американцами внезапно казались в Афганистане…

О.Бычкова ― Не уходите в эту сторону…

М.Шевченко ― А это важный вопрос. Вот это угроза — вытеснение игиловцев на территорию Узбекистана, Таджикистана — это угроза общей нашей безопасности.

О.Бычкова ― Министр иностранных дел Афганистана Атмар сегодня в эфире «Эха Москвы» сказал, что Афганистан рассчитывает вовсе даже не на миротворческую Россию, а на помощь России в сфере вооружений.

М.Шевченко ― Я бы не советовал это делать. Таким образом афганцы воспримут, что те, кто поставляет оружие их врагу — или талибам или другой стороне — будет восприниматься как враг. Зачем это, я не понимаю. У талибов нет сегодня претензий к России. Они сюда приезжали, встречались с Лавровым. Я был несколько лет назад на конференции в Ritz-Carlton, там была конференция с участием Талибан. У Российской Федерации тут огромный задел в этом направлении. Кафедра афганистики факультета Института востоковедения была одна из самых мощных. Профессор Белоцерковский возглавлял в свое время, Людмила Полонская занималась Пакистаном, Афганистаном. Поэтому мы обладаем еще и с опытом войны огромным просто навыком и пониманием этого всего.

Я помню книгу генерал-майора Ляховского «Трагедия и боль Афгана». И, я думаю, что у нас есть еще те, кто там воевал. Я недавно встречался с командующим 6-й армией…

О.Бычкова ― Есть еще те, кто воевал, конечно.

М.Шевченко ― Просто люди понимают Афганистан. Зачем примитивизировать? Это сложнейшая и важнейшая страна?

О.Бычкова ― А зачем примитивизировать все остальное, скажите, пожалуйста? Закончим на этом вопросе.

М.Шевченко ― Незачем. Мы за усложнении как российской жизни, так и понимания мировых процессов.

О.Бычкова ― Это было «Особое мнение» лидера «Российской партии свободы и справедливости» Максим Шевченко. Спасибо!

* ― организация признана нежелательной в РФ
** ― организации признаны террористическими и запрещены в РФ

Источник

Adblock
detector