Меню

Абхазия завод пластиковых труб

Бизнесмен из Подмосковья лишился своего завода в Абхазии

Подмосковный предприниматель Михаил Панов два года назад построил в Абхазии единственный крупный завод по производству водопроводных труб. Но в итоге мужчину выгнали с его собственного предприятия вместе с охраной. Об этом сообщил сайт «Комсомольская правда».

Предложение о строительстве завода в Абхазии поступило Панову семь лет назад. Посредниками между инвестором Пановым и правительством выступили герой войны танкист Роман Герия и бывший руководитель военного санатория Саид Лакоба. Новое предприятие могло предоставить стране рабочие места и налоги. На предприятии могли работать 100–150 человек.

Кроме труб могли выпускать тару, упаковку, перерабатывать вторсырье. Правда, знакомые меня предупредили — будь осторожным. Но я все продумал. Не допустил соучредительства. Землю арендовал напрямую у государства, причем участки с чистой историей. Никаких бывших хозяев, только государственная собственность

Панов был уверен, что с юридической точки зрения он обезопасил себя на 1000 процентов. И спокойно начал строить завод. К 2015 году завод в Гудауте был построен. Герия и Лакоба получили контракт на продажу труб и скидку 20%. Кроме того, Панов пригласил своих людей на должность директора, главного бухгалтера и кассира. Работать на завод пришли жители близлежащих деревень, которые оказались родственниками компаньонов. Ровно год все шло по плану.

Мы защищали его. А могли отойти в сторону и отдать нашим бандитам. Они сядут на его шею, и все что имеет, возьмут. Завода даже не хватит

Через год российский бизнесмен заподозрил неладное. Абхазские компаньоны загрузили в автобус директора, российских охранников и бухгалтера, привезли на границу и попросили больше не появляться в стране. Панова на завод больше не пустили. Позже бухгалтер рассказывала Панову, что компаньоны не поддерживали ведение дел и все банковские операции их только раздражали.

Ты в тетрадке запиши, потом занесешь в компьютер! Люди уважаемые ждут!

Вскоре компаньоны начали контролировать почти весь сбыт. Тогда Панов решил провести ревизию и поменять охрану. В Гудауту он направил двух русских охранников. Это накалило обстановку еще сильнее. Среди рабочих начали ползти слухи, что новые охранники получают в несколько раз больше местных и что русские хотят выгнать всех абхазов с предприятия. После этого Панов приказывает Роману Герия уволить абхазских охранников, а Саида Лакобу просит покинуть завод навсегда.

На следующий день предприятие захватила сотня жителей близлежащих сел. Русские охранники сдались абхазам практически без сопротивления. В результате Панов потерял завод и обратился в местные инстанции.

В абхазской прокуратуре мне официально ответили, что хотя завод официально принадлежит мне, есть и местные обычаи. Посоветовали договориться с захватчиками. И спросили: продать не хотите?

После этого бизнесмен встретился с президентом Абхазии. Рауль Хаджимба предложил договориться о продаже завода и пообещал дать ответ через две недели. Однако Панов ждет до сих пор — ответа все нет.

Бизнесмены, у которых был бизнес в ТЦ «Зимняя вишня», просят, чтобы им вернули их уцелевший товар и оборудование. Они обратились в следственные органы, которые занимаются расследованием обстоятельств пожара, с просьбой пропустить их в сгоревший торговый центр, чтобы убедиться в том, что их имущество уцелело.

Источник

Бизнесмен из Подмосковья полтора года борется за свой завод в Абхазии

Лента новостей

Все новости »

Особенности ведения бизнеса в Абхазии: как завод российского предпринимателя Михаила Панова оказался в центре конфликта?

Завод по производству полимерных труб и сопутствующих изделий компании «Соцпромстрой» в Абхазии. Фото: «Соцпромстрой» —>

Бизнесмен из Подмосковья Михаил Панов уже полтора года борется за свой завод в Абхазии. Виной всему, по его словам, местные традиции ведения бизнеса. Предприниматель заявляет, что, отстаивая собственность, он намерен дойти до МИД России и прокуратуры.

Предприятие Панова в Гудауте по производству пластиковых труб начало работу три года назад. Решение открыть бизнес в Абхазии было продиктовано поиском территории, не охваченной кем-либо из конкурентов. По словам бизнесмена, договориться о строительстве помог его знакомый со связями в республике:

Михаил Панов гендиректор компании «Соцпромстрой» «У меня было условие, что это исключительно мой бизнес. Я спросил: какие у вас интересы в этом предприятии? Один из них, Герия Роман Ашотович, хотел просто работать как наемный работник, знакомый, Саид Николаевич, хотел быть дилером по продаже труб. Когда началась конкретная работа, когда пошли первые деньги, у меня появилось недоверие к этим людям. Я исключил всякое теневое движение денег, какие-то расчеты вчерную — только официально. Им показалось, что я слишком много требую».

Читайте также:  Труба пластиковая гофрированная для переезда

Это, по словам Панова, не понравилось местным, и троих его сотрудников «затолкали в машину», привезли к российской границе и посоветовали не возвращаться в Абхазию. Самому бизнесмену якобы тоже угрожают и требуют от него продать завод.

Исполнительный директор того самого трубного завода Роман Герия говорит, что предупреждал собственника о возможных сложностях:

Роман Герия исполнительный директор завода «Все шло нормально, и он один раз мне говорит: «Давай работать без дилера». Я говорю: «Что значит без дилера? Человека сюда пригласил, он пробил разрешение на строительство, нашел вам землю. Сейчас первая ласточка — он заключил договоры на 100 миллионов. Это же его инициатива, это его работа. Нельзя этого делать! Нам не дадут так здесь работать!»

Для досудебного урегулирования конфликта Министерство экономики Абхазии организовало согласительную комиссию, заявил Business FM его глава Адгур Ардзинба. По его словам, хозяйственные споры там случаются, но предвзятого отношения к иностранным бизнесменам нет:

Адгур Ардзинба министр экономики Абхазии «В Абхазии более 130 действующих компаний с иностранными инвестициями. По масштабам Абхазии это очень большое количество. Конечно, там, где есть хозяйственная деятельность, всегда могут возникать какие-то хозяйственные споры. Эта практика складывается из того, что в нашей стране идет формирование рыночной экономики, есть определенный уровень правовой культуры. Над всем этим мы работаем. Таких конфликтов в массовом порядке нет».

Компания Панова «Соцпромстрой», в которую входит абхазский трубный завод, также строит дома, в частности в Подмосковье, и имеет ряд других проектов по стране — в Ленинградской, Смоленской и Тюменской областях. Актив немаленький.

В этой связи может сложиться мнение, что, если сложности возникли у большого бизнеса из России, то что говорить о малом. Своей историей с Business FM поделился предприниматель Алексей Тверской, у которого был в Абхазии прокат велосипедов:

Алексей Тверской предприниматель «Помогали мне как абхазы, так и русские, которые там живут и занимаются бизнесом. Естественно, как и везде, завистников много, что в России, что в Абхазии — все одинаково. Я год там отработал, все нормально, с налоговой договорился. Налоги такие же ненормальные, как и в России, но путем договора можно сделать так, что все адекватно, по-людски — и государству деньги отдавал, и другим людям помогал. Потом у меня возникли дела в Москве, и я решил продать бизнес».

Но продать его предприниматель не успел. После конфликта с сотрудниками милиции, которые хотели покататься бесплатно, половину лучших велосипедов украли.

Источник

Абхазская прокуратура рекомендует бизнесменам суд

В Абхазии уже второй год тлеет конфликт между российским инвестором и местными предпринимателями. Созданное на деньги российского инвестора предприятие по производству пластиковых труб сначала было остановлено из-за возникшего спора, а потом запущено абхазскими предпринимателями без согласия собственника.

Одной стороной конфликта, возникшего между двумя предпринимателями, является Михаил Панов, российский инвестор, генеральный директор и собственник предприятия ООО «СПС Кавказ», которое было создано в Гудаутском районе Абхазии. Это предприятие по производству пластиковых труб. Другой стороной конфликта является абхазский предприниматель Саид Лакоба, директор дилерской фирмы ООО «Никита 2015», которая в соответствии с договором должна заниматься реализацией продукции ООО «СПС Кавказ».

Михаил Панов снял и выпустил на просторы интернета видеоролик, в котором рассказывает о своих злоключениях в Абхазии. В 2010 году после начала кризиса в России он решил искать новую площадку для бизнеса, а Абхазия, на его взгляд, предоставляла территорию в аренду на очень выгодных условиях. Здесь были дешевая электроэнергия и небольшой земельный налог. Панов решил вложить капитал в строительство в Абхазии завода по производству пластиковых труб для водоснабжения, водоотведения и канализации. Он утверждает, что брал в аренду только те участки земли, которые выделяла ему местная администрация, чтобы избежать в будущем каких бы то ни было имущественных споров. Завод был построен и запущен только в 2015 году, примерно год он успешно работал и выпускал пластиковые трубы, которые пользовались в Абхазии большим спросом. Но уже в 2016 году споры, которых так пытался избежать Панов, начались. Михаил Панов рассказывает:

Абхазская прокуратура рекомендует бизнесменам суд

No media source currently available

«Мне были предложены экономические отношения, которые невыгодны для предприятия. Я от этих отношений отказался. И они решили у меня этот бизнес вообще отнять. Они просто взяли и вывезли насильно весь российский персонал под угрозой физического воздействия. Между прочим, среди этой группы нападения был и сотрудник милиции. Я всегда в свой адрес выслушиваю и оскорбления, и унижения, и угрозы. Мне говорят: «Не приезжай, уезжай, это – наше, мы тебя убьем!» Вот только это и слышу здесь».

Читайте также:  Станок для обработки профильной трубы

Российский бизнесмен обращался в администрацию президента России, в МИД РФ, в ФСБ, в Минэкономразвития, но везде ему отвечали, что сочувствуют, но никакую команду дать не могут, должно быть принято некое «политическое решение», без которого ничего сделать невозможно. Обошел Панов и многие инстанции в Абхазии: был в посольстве РФ в Абхазии, в администрации президента Рауля Хаджимба, в абхазском МВД и СГБ, посетил Генеральную прокуратуру и кабинеты многих чиновников. Панов говорит:

«Внимательно присмотревшись к той группе лиц, с которыми у меня конфликтная ситуация, и к органам власти я понял, что просматривается некая связь между этой, с моей точки зрения, преступной группировкой и органами власти. По-видимому, складывается общий интерес, который в этом деле присутствует. Зная какие-то обороты, которые возможны на этом предприятии, я понимаю, что каждому, может быть, что-то и досталось, но это все-таки не такие уж и большие деньги. И начинаешь думать, а какими деньгами здесь довольствуются, если даже за столь небольшие деньги могут пойти против своей профессиональной честности? Я не вижу сегодня ни одной организации, ни людей в этих организациях, которые бы могли реально повлиять на ситуацию. Какой здесь выход? Выход только один: вернуть собственнику его собственность!»

Сегодня от продукции ООО «СПС Кавказа» зависит выполнение Инвестиционной программы развития Абхазии, которая финансируется Российской Федерацией. Ее приоритетным направлением является реконструкция систем водоснабжения, водоотведения и канализации на всей территории Абхазии. На эти цели в программу заложено более одного млрд рублей, и все сметы сверстаны с учетом стоимости продукции ООО «СПС Кавказ», которая значительно ниже стоимости труб в России.

Предыстория взаимоотношений Панова и Лакоба, со слов последнего, такова: Саид Лакоба был директором санатория РВСН, его главком Иванов, выйдя на пенсию, уехал работать к Панову в Москву в холдинг ЗАО «Соцпромстрой», которым тот руководил. Именно Иванов выступил в качестве посредника между российским инвестором Пановым и абхазским предпринимателем Лакоба.

Саид Лакоба рассказывает, как складывались их отношения с Пановым:

«Он приехал, мы с Ромой Герия его встретили на границе, сели за стол переговоров и договорились о строительстве трубного завода. Это было в 2010 году. Мной были поставлены условия, что трубный завод мы берем полностью на себя, решаем все административные вопросы, связанные с выделением земли и оформлением всех документов, с условием, что на заводе будет работать местное население. Панов согласился, сказал, что вопросов нет. Он нам сказал, что мы все будем строить на джентльменских отношениях. Мы согласились. Когда все административные вопросы были нами решены, началось строительство. Оно прерывалось неоднократно, он ссылался на то, что у него нет средств, нет возможности и тому подобное. Сначала он сказал, что строительство такого завода ему ничего не стоит, он за полгода его построит, а протянул пять лет. У нас срывались договоренности с правительством, которое разрешило этот завод построить».

За время строительства появились другие желающие построить трубные заводы под заказы Инвестпрограммы, но, по словам Саида Лакоба, он и Роман Герия сумели этому помешать, чтобы не создавать конкуренцию для продукции ООО «Кавказ». Лакоба продолжает:

«После того как построили завод, мы набрали персонал, начиная от охраны и обслуживающего персонала завода, и стали выпускать продукцию. Первое, что он (Панов) нам заявил, что он не будет заниматься реализацией. «Создайте дилерскую компанию и занимайтесь реализацией, — он мне это говорил, – и с этой реализации вы будете иметь 20%». Мы согласились. Я создал дилерскую компанию, заключил договоры с госкомпаниями на предоставление им продукции – труб. Когда продукция пошла, он (Панов) увидел, что эта дилерская компания ему невыгодна, и сказал главному инженеру: «Давай от него избавимся, нам не нужен дилер». Ну, как это? Он нам сам это предложил и сам же от этого отказывается?»

По мнению Саида Лакоба и Романа Герия, Михаил Панов их просто «кинул» после того, как они фактически сами создали ему предприятие: добились выделения земли и собственноручно оформили все документы на Панова, как на единоличного собственника, не предполагая такого развития событий. Они утверждают, что строили и запускали завод под их руководством те люди, которые сегодня на нем работают и которых Панов требует уволить.

Читайте также:  Чем лучше красить трубы для забора

Некоторое время спустя Панов привез на завод двоих охранников из Москвы, своего бухгалтера, кассира и некоего «смотрящего», который каждый день ему докладывал о положении дел. Лакоба и Герия утверждают, что не возражали, они не оспаривают того факта, что Панов является законным собственником предприятия.

Кассирша, присланная Пановым, начала в обход дилерской компании продавать трубы прямо с территории завода, что являлось нарушением дилерского договора, подписанного 14 августа 2016 года между ООО «СПС Кавказ» и ООО «Никита 2015» и скрепленного подписями Панова и Лакоба. В договоре говорилось о том, что дилерская компания оплачивает 100% стоимости продукции, после чего вступает в свои права и реализует ее по своим договорам поставки.

Саид Лакоба выразил протест против реализации продукции в обход его компании, тогда с Пановым был заключен новый дилерский договор, в соответствии с которым до 300 метров труб было разрешено реализовывать с завода мелким покупателям. Однако, по словам Лакоба, и этот договор неоднократно нарушался, и кассирша продавала не 300 метров, а 2, 3, 5 км труб с территории завода.

Атмосфера начала накаляться. На вопрос о том, почему нарушается договор, кассирша ответила, что получила такой приказ от Панова. Встал ребром вопрос: как дальше работать?

Лакоба и Герия утверждают, что завод обошелся Панову в 30 млн рублей. Известно, что президент Рауль Хаджимба предложил россиянину компенсировать ему стоимость завода, так как это единственный в Абхазии завод по производству труб, он важен для страны и его остановка приведет к срыву Инвестпрограммы, но Панов отказался. Выкупить завод предлагали ему Лакоба и Герия, российский бизнесмен отказался и от этого.

Пока предприниматели выясняли отношения, завод несколько месяцев стоял. По словам директора дилерской фирмы ООО «Никита-2015» Саида Лакоба, Панов требует уволить с предприятия всех работающих там местных жителей, а вместо них планирует завести иностранный персонал. Он хочет, чтобы предприятие было передано ему без всяких условий, а дилерская фирма, с которой он заключил договор, прекратила свою деятельность. Ни персонал завода, ни его исполнительный директор Роман Герия, ни Саид Лакоба с требованиями Панова не согласились. Они считают, что коллектив завода ничем не заслужил такого отношения. Никаких нареканий к их работе у Панова не было, строили, запускали и налаживали оборудование завода те же сотрудники, которые сегодня на нем работают. Роман Герия отказался увольнять местных сотрудников, тогда Панов уволил Романа Герия, закрыл счета предприятия и уехал.

У фирмы «Никита-2015» были заключены контракты на поставку пластиковых труб на сумму более 100 млн рублей. Чтобы не срывать договоренности и не ставить под угрозу выполнение Инвестпрограммы, Роман Герия и Саид Лакоба самостоятельно завезли сырье и возобновили производство пластиковых труб через фирму ООО «Никита-2015».

Михаил Панов заявляет, что неоднократно обращался в Генеральную прокуратуру с жалобами на действия Саида Лакоба и Романа Герия.

Ситуацию прокомментировал начальник Управления Генеральной прокуратуры по надзору за исполнением законодательства Беслан Таркил:

«В органы прокуратуры республики разновременно поступали обращения гражданина Российской Федерации Панова. Обращения были о воспрепятствовании хозяйственной деятельности и угрозах физической расправы в его адрес со стороны граждан Республики Абхазия Лакоба и Герия. Эти обращения были рассмотрены. По результатам рассмотрения было установлено, что между ООО «СПС Кавказ» в лице Панова и ООО «Никита 2015» в лице Лакоба возник хозяйствующий спор, предметом которого явились неисполненные обязательства последнего перед государственными заказчиками в силу отсутствия деятельности ООО «СПС Кавказ». По данному спору ни одна из сторон не обращалась в суды для решения возникших разногласий в рамках гражданско-правовых отношений. Доводы Панова, которые он приводил в своих обращениях, о наличии состава уголовно-наказуемого деяния в действиях Лакоба и Герия не нашли подтверждения. По окончании данной проверки прокуратурой Гудаутского района было принято процессуальное решение об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в действиях Лакоба и Герия состава преступления».

По мнению Беслана Таркил, возникший между Пановым и Лакоба спор должен решаться в арбитражном суде республики.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетии

Источник

Adblock
detector