Соль земли

4 октября 2015

За последний год мы узнали много разных историй о беженцах с Юго-Востока бывшей Украины, а в некоторых историях даже сами поучаствовали, отдавая этим несчастным людям свои вещи, домашнюю утварь и деньги. Но при этом боимся представить себя на месте тех, кто вынужден был в одночасье, порой в домашних тапочках и без вещей, покидать родные дома. Потому что хоть Россия и оказалась для них желанным берегом спасения в море погибели, но благополучно устроиться в новом, чужом до этого месте удалось не всем. В том числе по причине собственной неорганизованности, оцепенения и просто «контуженности» страшными событиями. В ситуации, когда нужно барахтаться в стакане сметаны, как лягушка, не у всех хватает энергии и воли к жизни. Герои нашей истории дошли до голода – на мюслях и воде. И если бы не случайные знакомые, которые по воле свыше оказались христианами, то финал этой истории мог бы быть очень грустным.

Шок заставил встать на ноги

Александру и Валентине, немолодым жителям села Веселая Гора Славяносербского района Луганской области, пришлось срочно оставить родной дом, который оказался на линии соприкосновения в прибрежной зоне Северского Донца между ополченцами и украинской армией. Бежали в домашних тапочках, успев захватить только паспорта. Шок был таким сильным, что Александр, три года до этого практически не ходивший из-за рожистого воспаления ноги и многочисленных операций с капельницами, вдруг побежал. Нога и сегодня, кстати, сильно беспокоит, поэтому тяжелая мужская работа ему противопоказана. Опомнившись от шока в Луганске, в квартире матери, он позже захотел записаться в ополчение, но его по здоровью не взяли.

Здоровье Валентины тоже оказалось не крепким – из-за онкологических проблем пришлось пережить операцию, химиотерапию и удаление груди. Ей бы надо регулярно показываться врачу да оформить инвалидность, но все медицинские документы остались в брошенном доме, который сейчас наполовину взорван, а наполовину заминирован – на случай, если украинские военные нарушат перемирие и перейдут Северский Донец.

Когда супругам предложили перебраться в Россию, они согласились не раздумывая, так как в тот момент украинские самолеты нещадно бомбили Луганск. Видеть взрывы и кровавые человеческие жертвы с балкона материнской квартиры, находящейся рядом со зданием областной администрации, было невыносимо. А главное – впереди ничего хорошего не маячило. Тем более что двух сыновей они отправили еще раньше в Воронежскую область, чтобы спасти от мобилизации в армию. Боялись, что не доедут, так как представители ВСУ устраивали облавы везде, в том числе высаживая из транспорта «годных к службе». Сыновья до сих пор работают на воронежских стройках, с родителями осталась только взрослая дочь.

Им хотелось мирного будущего – так они оказались в Нижнем Новгороде. Думали, что их будут опекать долго и непрерывно, но в результате пришлось самим заботиться и о жилье, и о работе. Александр пошел работать на стройку, сняли «убитую» квартиру на окраине города. Но спустя полгода работодатель обманул, не доплатив денег, к тому же временная регистрация закончилась. В довершение ко всем бедам выяснилось, что они запутались при оформлении российских документов – вместо вида на жительство оформили временное убежище. Поэтому сейчас, спустя год проживания в России, у них нет ни гражданства, ни возможности получать пенсию.

Они пытаются оправдать свое неумение устроиться в жизни – мол, муж работал на стройке и сильно уставал, поэтому не было ни сил, ни времени для хождения по кабинетам. А почему этим не занималась жена, сидевшая год дома, – непонятно. Но, глядя на ее усталое лицо, невозможно предъявлять претензии или осуждать за бездействие. В душу закрадывается холодок – а если бы вдруг пришлось оказаться на их месте?

image4.jpg

«Хотим остаться в России»

Неизвестно, чем бы закончилась беженская история наших героев, если бы на стройке Александр не познакомился с нижегородцем Сергеем, который оказался христианином. Настоящим, не читающим нравоучений, а просто подставившим плечо в тяжелую минуту незнакомым до этого людям. Его жена Ирина, услышав рассказ о плачевной участи беженца-коллеги, предложила зарегистрировать его с семьей в их квартире (благо такая возможность представилась без дополнительной оплаты). И постепенно начала возвращать их из оцепенения к жизни, подталкивая к активным действиям расспросами и настоятельными советами.

Узнав, что новые знакомые дошли до крайней степени бедности и начали голодать, Ирина стала приглашать их в гости, чтобы накормить домашним обедом. А позже обратилась с призывом к своим единоверцам, людям с очень скромным достатком, собрать хоть какие-то средства в помощь беженцам. Притом что у новых знакомых оказались своеобразные понятия о границах допустимого – когда им предложили ежедневно ходить в один из близлежащих храмов на трапезу, они категорически отказались, чтобы «не лишать обеда нуждающихся в этом бабушек и дедушек». Хотя, возможно, это естественная реакция людей, которые всю жизнь собственноручно обеспечивали свой достаток и до последнего сопротивляются переходу в состояние иждивенцев, просящих милостыню.

Не удивительно, что, встретив такую человеческую отзывчивость в неприветливом окружающем мире, Александр с Валентиной твердо решили остаться в Нижнем Новгороде – «поближе к друзьям».

– Мы не хотим уезжать из России, – говорит Александр. – Куда нам возвращаться? Там, где стоит наш разрушенный дом, – буферная зона. К тому же снайперы работают, хоть и объявлено перемирие. Столько людей убили у нас во время боевых действий! В нашей Веселой Горе было 1170 жителей – осталось 40. Помню, когда «сушка» заходила сверху – две улицы сразу положила. В один день 11 могил копали, и все погибшие – мирные жители. Потом был случай с ополченцами, охранявшими мост, – 57 человек. Нацистские каратели обошли их и в спину всех расстреляли. А ведь практически все жители нашего края – за ополченцев. Исключение – несколько процентов, в семье не без урода. Так что Донбасс уже не будет с Украиной – слишком много крови пролито. Если начнутся активные боевые действия, Харьков, Одесса, Мариуполь сразу присоединятся к нам.

– В украинских войсках не все ненавидят донбассцев, только те, кто входит в нацистские добровольческие батальоны, которых заранее готовили, – говорит Валентина. – А ВСУ гнали, как овец, на убой. До сих пор украинские матери не знают, где закопали сыновей. У нас все посадки вокруг воняют, потому что солдат – убитых и раненых – покидали в землю, закатали танками и слегка присыпали землей. Там невозможно дышать – до сих пор откапывают. Мы, кстати, вовремя прошли таможню «Изварино» – на завтра ее разбомбили. Если бы мы днем позже поехали в Ростов, то попали бы под обстрел.

image.jpg

«…Алкал Я, и вы дали Мне есть…»

Веселая Гора, где остался разбитый дом Александра и Валентины, – село историческое. Когда-то русская царица Екатерина Великая приезжала сюда в гости к местному пану, и они с горы катались на санях, а также скидывали бочки с вином. Веселье было столь безудержным, что вошло в историю в названии села, и об этом всегда знал каждый местный житель. Среди них были и предки Александра, которые в мирное время строили дома без единого гвоздя, а в неспокойное – воевали. На старинных фотографиях все его деды-прадеды запечатлены в казачьих бурках и папахах. Некоторые из них по службе оказались и в столице Русского государства.

Их талант к рукоделью передался и Александру: будучи первоклассным слесарем, он издавна сотрудничал со столярными мастерскими, а в зрелом возрасте увлекся резьбой по дереву икон. Когда лет 15 назад началась реставрация храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Веселой Горе, он ходил смотреть на работу плотников и постепенно перенял нужные секреты мастерства. Находя в Интернете интересную иконографию, старался сам осмысливать образ. Местные батюшки благословили его на создание икон, и самые большие он впоследствии подарил храму. Они и до сих там висят – Благовещенский храм, которому в 2012 году исполнилось 200 лет, оказался целым в вихрях войны, хоть и побит немного, а вот село почти все разрушено.

Кто знает, может быть, за этот дар творить из дерева иконы Господь сохранил Александру жизнь и послал настоящих христиан, не давших совсем упасть духом. Ведь давать советы о духовной жизни гораздо легче, чем делать повседневную «черную» работу – заставлять «контуженных» бедой людей возвращаться к нормальной жизни. Брать их за руку, как младенцев, и выводить на верную тропу.

И именно о тех, настоящих, эти строки Евангелия от Матфея: «Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира; ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня... Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли?.. И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне».

Наталья Осипова

Благодарим
за помощь: