Штурмующий небо

22 июня 2015

Летчик Владимир Логинов: штурмующий небо

 

Не зря говорят, что настрой песне дает зачин, роману – пролог, а будущее человека определяется в начале его жизни. Известный российский летчик-испытатель и инструктор Владимир Логинов, который осенью нынешнего года отметит 98-летие, уже в ранней юности прочертил траекторию своей судьбы. Ответив на зов случая и став летчиком по собственному дерзновению, он совершил так много подвигов, граничивших с чудесами, что навсегда вписал свое имя золотыми буквами в историю летного дела. И сохранил при этом удивительную скромность, бодрость духа и молодость, которой от души позавидуют многие.

 

Судьба стать летчиком

В 1917 году, когда Владимир Логинов появился на свет, его родителям даже в самых радужных и фантастических снах не могло привидеться, что их сын станет первоклассным летчиком, побывает во многих городах мира, а в конце карьеры освоит чудо техники – экраноплан. В поселке Билимбай Первоуральского района Свердловской области, где он родился, большинство жителей были из потомственных шахтерских семей. Здесь добывали цемент и гравий, которые шли на производство чугуна в местной домне. Чугун был очень высокого качества и отправлялся в Санкт-Петербург, в связи с этим в Билимбай даже приезжал российский царь Александр II. Отец Владимира Федоровича, начавший свой трудовой путь простым шахтером и завершивший его директором Билимбаевского карьерного управления, был уверен, что сын выберет техническую специальность, которые тогда были в моде.

Окончив пять классов средней школы, Володя поступил в школу ФЗУ (фабрично-заводского ученичества), чтобы в дальнейшем работать вальцовщиком на Первоуральском новотрубном заводе. Но поскольку производственный стан не прибыл на место, а мальчик с ранних лет увлекался радиоделом, его по окончании школы направили радиотехником в Билимбайский радиоузел.

В 1935 году к Дню Советской армии из Свердловска в Билимбай приехал инструктор авиашколы, чтобы устроить праздничный показ самолетов У-2 местным жителям. И Логинова как активиста комсомольской организации внесли в список из шести человек, которых взяли в полет. В списке были стахановцы, ударники труда, шахтеры, производственники.

Прилетел самолет У-2, на быстро обустроенной площадке собралось много народу, – Вспоминает Владимир Федорович. – После того как пять человек вернулись из полета, подошла моя очередь. Я был самый молодой, всего 17 лет, поэтому инструктор спросил у меня: «Полетишь?» Получив согласие, привязал меня ремнями к креслу и сказал: «Я буду выполнять пилотаж, а ты сиди спокойно». Выполнив правый и левый виражи, петлю, переворот, боевой разворот и затем посадив самолет, он вдруг спросил: «Как ты себя чувствуешь? Все нормально?» И, услышав положительный ответ, неожиданно предложил мне: «Иди к нам в школу ОСОАВИАХИМа учиться на летчика». И я, не раздумывая, ответил: «Хорошо, пойду».

 

Хитрость города берет

Но дальше без хитрости не обошлось. Дело в том, что отец уговаривал Владимира поступать в техникум. И сын, сказав ему, что едет поступать в техникум, на самом деле отправился в летную школу в поселок Арамиль с компанией друзей-земляков. Медицинскую комиссию ребята прошли, а вот на мандатной у Логинова возникли проблемы из-за юного возраста, поскольку в школу брали с 18 лет. Тогда он прибавил себе 10 дней и попросил записать дату рождения 4 октября, хотя на самом деле родился 13-го. Школа начинала работать 1 октября, поэтому три дня казались незначительным сроком.

Довольный он приехал домой и на расспросы отца ответил: «Все сдал, меня зачислили». Отец думал – в техникум, а сын имел в виду летную школу. В поселковом совете, получая справку, удостоверяющую личность (тогда паспорта были только в городах – в деревнях и поселках их не выдавали), попросил записать свой день рождения  4 октября. И когда уже годы спустя родители увидели в его паспорте новую дату рождения, они очень сильно удивились.

А о том, что Володя учится на летчика, им рассказал друг отца – председатель поселкового совета, куда через полгода пришло письмо из летной школы с сообщением о том, что билимбаевцы учатся хорошо.

Отец на меня слегка обиделся, что я не стал инженером, но ему пришлось смириться, – говорит Владимир Федорович. – А когда ко мне в школу однажды приехала мама, ей отдал честь весь наш отряд. Мы в форме маршем шли по плацу мимо нее, и старшина приказал: «Смирно! Равнение на маму!» Отца же через год начальство школы быстро определило в шефы как директора Билимбаевского карьерного управления.

После окончании школы Логинова оставили учиться дальше на летчика-инструктора, и это определило всю его дальнейшую жизнь: он учил летать курсантов и испытывал самолеты. Среди его первых учеников был даже отряд девушек, ставших отличными летчиками-истребителями. А позже в Кемерове, где он проходил переподготовку и совершенствовал свое мастерство, ему даже удалось научить летать 53-летнего начальника штаба аэроклуба, бывшего царского офицера, которого отказались учить другие инструктора. В 1940 году в аэроклуб приехали две девушки-летчицы, штурман и инструктор, одна из которых – Зинаида Шабалина – позднее стала женой Логинова. В январе 1941 года молодоженов навестили в Кемерове его родители, и для них женитьба сына оказалась очередным сюрпризом.

 

Фронтовые подвиги

В один из июньских дней 1941 года начальство приказало Логинову прекратить учебные полеты раньше обычного. Он вылез из машины и спросил механика: «В чем дело?» Тот ответил: «Командир, началась война, немцы напали на нас». Аэроклуб сразу перевели на военное положение, выдали всем военную форму и организовали здесь летную школу первоначального обучения курсантов из разных городов. Вдруг однажды руководство получило телеграмму из Москвы: «Прекратить обучение и всех курсантов отправить в пехоту для защиты Ленинграда».

В июне 1943 года пришел приказ – срочно отправить Логинова на фронт, в 315-ю дивизию. Сначала он воевал на Курской дуге, потом на Втором Прибалтийском фронте. За восемь месяцев летчик совершил 175 боевых вылетов, собрав огромный арсенал побед. Он сбил лично восемь немецких самолетов, пять – в группе, пять уничтожил на брянском аэродроме, где тогда стояли немцы, подбил два паровоза, несколько танков и бессчетное количество немецкой пехоты. За участие в многочисленных воздушных боях получил первый Орден Красной звезды. А всего за время боевой работы и испытания самолетов был награжден двумя боевыми орденами Красного знамени, тремя орденами Красной звезды, орденом Отечественной войны, орденом Венгерской Народной Республики, а также 20 медалями СССР и зарубежных государств.

…Однажды Логинова подбили. Он провел воздушный бой, и вдруг его начала обстреливать артиллерия. Разбили крыло, бензин разлился в кабину, машина загорелась, но летчик сорвал пламя и, решив не прыгать с парашютом, так и дотянул до своей территории.

Сел на землю, и больше ничего не помню… – рассказывает Владимир Федорович. – Меня вытащили танкисты, перебинтовали голову, за мной прилетел самолет У-2 и увез в наш полк, который стоял под Орлом. Через некоторое время весь полк – 50 самолетов-истребителей – улетел на задание, а мы остались вдвоем с товарищем. И вдруг над нами появились немецкие самолеты. Я быстро, не надев парашют и не предупредив механика, прыгаю в машину и взлетаю. Один самолет сбил, второй подбил, остальные улетели. Сел я на аэродром, а командир полка начал меня ругать: «Кто тебе разрешил взлетать? У тебя же голова забинтована!» А я ему в ответ: «Товарищ командир, одним глазом-то вижу!» «Ну, хорошо, летай, сопровождай самолеты, только в бой не лезь!» – сдался он.

Домой Логинов вернулся с палочкой – хромал после ранения на левую ногу. Годы спустя ему пришлось сажать самолет без шасси, и на эту ногу выпала нагрузка, так что всю оставшуюся жизнь она его беспокоила.

 

Укротитель экранопланов

После фронта Владимир Логинов участвовал во многих важных операциях, в том числе прикрывал с воздуха своей эскадрильей знаменитую Ялтинскую конференцию с участием глав стран-победительниц. После этого его направили на Кубань – обучать летать югославов. В дальнейшем его мотало по всей стране: был командиром эскадрильи на Сахалине, командиром полка в Комсомольске-на-Амуре.

В 1954 году Логинова направили на учебу в Москву, где его вызвал к себе генерал Котляр и говорит: «В Батуми произошла катастрофа: упал самолет, погиб летчик Бабушкин и с ним второй пилот. Нужна замена. Сейчас поедем к Жукову – что он скажет». Владимира Федоровича на беседу к Жукову не пригласили. Он сел у кабинета маршала и только слышал, как тот очень жестко приказывал снять с должности командира полка, где произошла катастрофа, и понизить его в звании. А затем назначил Логинова командиром этого полка с присвоением звания полковника.

После Батуми его перевели в Ленинакан на должность заместителя командира 236-й Краснознаменной Львовской дивизии, а позднее он стал командиром дивизии. Между мирными полетами и учениями его подчиненным даже доводилось сбивать американских летчиков, которые нарушали границу, залетая к нам с территории Турции.

Вылетел однажды в 1958 году такой самолет к нам, мы звоним в Москву – что делать? – вспоминает Владимир Федорович. – А там отвечают: «Разбираемся». Я им кричу: «Думать некогда! Самолет-то летит!» Мы открыли предупредительный огонь, а он все равно летит. И тогда решили: сбить! Он упал в 75 километрах юго-западнее Еревана, и все бывшие в нем летчики погибли.

Спустя короткое время Логинова на два с половиной года направили в Индонезию, в Джакарту, старшим группы советских специалистов, которые сопровождали советские самолеты-бомбардировщики, истребители и вертолеты. Советский Союз тогда решил освобождать Западный Риан, которым владели голландцы, но воевать не пришлось, поскольку послы СССР и США договорились мирно.

Если бы после этого Владимир Федорович уехал по назначению на Дальний Восток, то он закончил бы свою жизнь генералом. Но он решил начать мирный период в своей летной карьере и стал на 19 лет укротителем новых летательных аппаратов – экранопланов. Перебравшись в Горький и устроившись летчиком-испытателем в знаменитое ЦКБ по СПК, он научил летать самого Ростислава Алексеева, создателя экранопланов. Вместе с Алексеевым Логинов запустил первый в мире крупноразмерный экраноплан «КМ», названный в зарубежной печати «каспийским монстром». И совершил такое количество испытаний летательных аппаратов, что его по праву считают одним из творцов научно-технического прогресса, а значит, истории мира.

 

Светлана Высоцкая

Благодарим
за помощь:

  • 16.09.2017 Пожертвование 1505548656 100.00 рублей на медикаменты
  • 17.09.2017 Пожертвование 1505654440 100.00 рублей на реабелитацию Тамары Черняевой