Петергоф в Ворсме

11 апреля 2015

Петергоф в Ворсме

В последние десятилетия, когда в России появились богатые люди, часто слышались разговоры: где же новые Мамонтовы, Сытины и Бугровы? Благотворители и меценаты? Деловые граждане и одновременно ответственные патриоты, готовые ради потомков строить и поддерживать творчество? Осмысленно и бескорыстно, а не ради галочки или выгоды? Кажется, подобные личности все же стали возникать после бурления 1990-х.

Замок без замка

Ворсма – скромный городок в Павловском районе. С населением в 11 тысяч, с заброшенным парком, с небогатыми в массе своей домиками. Прошлой осенью здесь произошло чудо: открылся парковый комплекс для культурного досуга местных жителей. В центре – красивое здание в стиле русской усадьбы. На территории – пруд, аллея, фонтан. Позади дома – небольшой амфитеатр. Внутри – просторный холл, галерея, коридоры с многочисленными классами, уютный каминный зал, большой актовый зал со сценой, помещение для занятий танцами с душевыми, даже в туалетах – хрустальные люстры…

Жители называют всю эту красоту «своим маленьким Петергофом». 
После Нового года сюда переедет коллектив муниципального учреждения «Дом детского творчества» (ДДТ) – вся вышеописанная красота оборудована именно под его нужды. Пока же Дом ютится в старинном особняке с маленькими комнатками и низкими дверными проемами. 
В ДДТ занимаются около 900 ребят – не только из Ворсмы, но также из близлежащих деревень. Всего – 63 группы. Так что новый комплекс придется как раз по размеру. Да и расположен он в более удобном месте – рядом со школами. 
А теперь представьте, что семь лет назад на месте «маленького Петергофа» была яма с огромной помойкой: в советские годы здесь хотели построить многоэтажный дом, но не успели. И появление на этом месте такого вот дворца – это частная инициатива! 
Вложил деньги в строительство комплекса и передал его Ворсме в безвозмездное пользование (на 20 лет с последующей пролонгацией) московский предприниматель Вадим Малов, который родился и вырос здесь. Он же помогал восстановить в Ворсме Свято-Троицкий Островоезерский монастырь.

Не глубинка, а глубина

image-19-03-15-12-52-1.jpeg

Вадим Николаевич неохотно дает интервью. Но согласился пообщаться, откликнувшись на наш аргумент, что нижегородцы должны знать: поступать сегодня вот так - можно и нужно. 
– Вадим Николаевич, почему именно Дом детского творчества?
– Мне это близко. Я сам ходил в кружки, был пионервожатым и комсомольским вожаком. Но дело не только в кружках. Ребята должны ощущать духовную общность. Основная цель – раскрыть в детях ощущения творца. Научить не бояться искать себя, созидать на благо людей. Самооценка ребенка повышается, если его творение необходимо обществу. 
Важно и воспитание внутреннего ощущения красоты. А это невозможно без внешней красоты – она имеет глубокое воспитательное значение. В красоте не хочется мусорить – хочется творить. Отсюда и дворцовая архитектура с красивыми газонами. 
Другая важная причина – создание площадки для встреч, на которой интересные люди смогли бы донести до детей (не московских, а из глубинки) мысль о возможности достигать больших целей в жизни. 
– Кто был архитектором этой красоты?
– Архитектор Гурам Хизанишвили – ему сейчас за 90 лет, он принадлежит к старой школе архитекторов, был очень известен в Грузии. Мы с ним давно сотрудничаем, он мне самому дом строил. Я хотел, чтобы комплекс получился в стиле русской усадьбы, и влюбился в его проект. 
Местный народ поддержал ваше начинание?
– Без народной поддержки это строительство было бы несостоятельным. Сначала многие думали, что тут будет какое-то казино, но когда поняли, что строится нечто иное, изменили отношение. Город у нас маленький – любой твой поступок рассматривают под микроскопом. Ехал я как-то на машине – на дороге яма, заполненная водой. Идет бабушка, и если я на скорости попаду в яму колесом, бабушку просто смоет. Я успел притормозить и аккуратно объехал. Через несколько месяцев эта бабушка делилась с моей мамой: «Какой у вас вежливый сын!» Любое сказанное слово или дело уже не изменишь. В этом большая воспитательная сила, формирующая твой внутренний стержень... Когда приезжаю в Ворсму и вижу подростков с бутылками пива, плюющих на землю, которая их родила и воспитала… кошки на душе скребут. Стыдно за то, что творится в твоем родном городе, страшно за своих детей. 

Березка между Афганом и Амазонкой

Вы родились и выросли в Ворсме?
– Да, учился в школе № 1. Золотую медаль мне не дали – сочинение написал на 5/4. Но вообще был круглым отличником, начиная с четвертого класса. Учителя меня помнят. Окрыленный, поехал покорять мир. Поступил в Горьковский иняз на переводческий факультет. Была срочная служба в армии. Иняз я бросил, поступил в Институт военных переводчиков. Служил в Афганистане. Затем окунулся в лихие 1990-е. Естественно, надо было выживать в тех условиях… Бизнес... Потом Государственная академия управления... 
– Вы в 1990-е и вы сегодня – это разные люди?
– Безусловно. Пена 1990-х уходит, и становятся важны какие-то фундаментальные вещи. Я многое переосмыслил в свой критический возраст. Стал верующим человеком, а православная вера кардинально меняет образ мыслей и действий. У меня стало меньше метаний и терзаний, все по полочкам разложилось. Стержень внутри появился. 
– Почему у нас мало благотворителей и меценатов? Или они есть, но мы не знаем?
– Мы в своем кругу о таких проектах не говорим – тема интимная, на каждом углу о том, что делаешь у себя на малой родине, кричать не стоит. Наверняка у каждого есть что-то наболевшее… 
– Что для вас малая родина?
– Это вполне определенное, даже приземленное понятие. Причем я ощутил родину, путешествуя по разным странам, побывав в экстремальных ситуациях. И на войне, и не только. Я люблю экстремальный туризм. Например, в Папуа-Новая Гвинея мы с сыном открывали новое племя. На Амазонке искали потерянный город инков. Исколесили всю Сибирь… Когда я лежал в Афганистане в реанимации с тифом, увидел во сне березку, Есенина вспомнил… Нашел потом эту березку в Ворсме на берегу озера, построил здесь дом. У меня там мама живет, отец в Ворсме похоронен. Мама токарь, папа слесарь – я своими родителями горжусь. Мама 46 лет простояла у станка. И я никогда не видел у нее хамского, потребительского отношения к окружающему миру. А отец вообще был мощный философ-интуит. 
– Как вы формулируете главный смысл ваших вложений в родной город?
– Хочется напомнить людям об ответственности за своих детей. Что вдохнешь в своего ребенка, то получишь завтра. Это не требует супержертв. Можно просто с ребенком выйти на лыжню. Посадить дерево. Сколотить скамейку для бабушек. Покрасить подъезд. Создать красоту, чтоб в ней нельзя было плюнуть и бросить окурок. Вариаций сколько угодно. Для начала – хотя бы просто перестать плевать на свою землю… Если папа прошел мимо человека, просящего милостыню, сын поступит так же. Кто, как не я, отец троих детей, должен заниматься их воспитанием? Не президент и не губернатор… 
– Практический вопрос – комплекс отдан городу, его содержание потребует затрат. Местные власти готовы к ним?
– Идея была поддержана руководителем района Виктором Куренковым и чиновниками на разных уровнях. Спасибо им большое. Безусловно, затраты потребуются. Но как же не вкладывать в детей-то? Здание не стоило государству ни копейки! Можно хотя бы поддерживать в том состоянии, в котором оно передано, – ничего не ломать и крушить.

Ольга Горнова

Благодарим
за помощь:

  • 24.03.2017 Пожертвование 1490361176 100.00 рублей на tes2
  • 24.03.2017 Пожертвование 1490361269 100.00 рублей на tes2
  • 24.03.2017 Пожертвование 1490361338 100.00 рублей на tes2
  • 31.03.2017 Пожертвование 1490965688 100.00 рублей на помощь Алене Орловой
  • 31.03.2017 Пожертвование 1490965718 100.00 рублей на помощь Алене Орловой
  • 12.04.2017 Пожертвование 1491998350 1000.00 рублей на востановление колокольни