Изобретатель и благотворитель Евгений Желтов

24 ноября 2015

Не каждый человек на крутых виражах жизни способен удержать в руках руль и не упасть в кювет. Не каждый в движении по этой непростой дороге в качестве главных навигаторов выбирает совесть и красоту, как это сделал Евгений Желтов – талантливый инженер-металлург, успешный предприниматель и щедрый благотворитель.

Целых 10 лет нижегородцы любуются храмами, купола которых выполнены на его средства по созданным им же технологиям. Целых 10 лет с комфортом «топчут» его брусчатку на Мытном рынке, которая за все это время не поддалась ни дождям, ни морозам. При этом «срок годности» творений Евгения Желтова в разы больше. Для человека, полтора года назад отпраздновавшего свое 60-летие, похвала земляков и осознание причастности к великой истории родного города – высшая честь и лучший итог жизни, финал которой еще далеко впереди.

Инженерный подход

Карьера выпускника политеха Евгения Желтова на Нижегородском авиационном заводе «Сокол» складывалась вполне успешно: начав работать в середине 1970-х годов технологом, он вскоре стал мастером магниевого литья, затем старшим мастером, начальником участка, заместителем начальника цеха. Но когда в 1992 году советскую промышленность, вслед за великой страной, стали разрушать и производство на заводе остановили, Желтов понял, что настала пора самому заботиться о собственном выживании, и ушел в бизнес. Занялся продажей металлов – с этого и началось первоначальное накопление капитала. В первые постсоветские годы многие предприниматели не понимали, какой ценный товар – медь и алюминий и сколько они стоят на международном рынке, поэтому часто разорялись. А у Желтова дела пошли быстро в гору, потому что, по известной поговорке, голова была на месте, ведь еще во время работы на заводе он прославился как рационализатор и участник многочисленных экспериментов.

Начав зарабатывать хорошие деньги, я сразу понял, что нужно создавать свое производство, – вспоминает Евгений Всеволодлвич. – Но мне хотелось сделать не просто строительную компанию, а что-то свое, оригинальное. Еще в период работы на авиационном заводе мне довелось иметь дело с композитными материалами, когда мы производили большие самолеты. Те части самолета, которые были изготовлены из композитных материалов, оставались прозрачными для радиоволн, то есть неуязвимыми. И меня осенила мысль перенести принципы этой технологии в производство черепицы, чтобы усилить ее прочность. Дело в том, что много лет назад я увидел, как делают черепицу, и мне понравился сам процесс. А когда я начал вникать в технологию ее изготовления, пришел к идее создания полимерпесчаной черепицы, как мы с коллегами ее назвали. В процессе экспериментов я расплавил до 200 градусов полимерные изделия (пластиковые бутылки, в которых продаются различные напитки и масла), пропитал этим составом прокаленный кварцевый песок, после чего добавил в готовую смесь сухой пигмент нужного цвета (очень качественный, немецкого производства). Готовый пластичный композит был отпрессован в формы лемеха, из которых столетиями на Руси собирали купола, только изготовляли их раньше из дерева, металла или керамики.

img196.jpg

Этот эксперимент оказался очень успешным: по сравнению с традиционными технологиями композит Желтова оказался в разы дешевле и при этом гораздо прочнее. Композитная черепица вообще не подвержена никаким разрушениям, поскольку в основе ее лежит полимер, смешанный с песком. По этой причине она, кстати, не горит, что очень радует пожарных. А, например, керамика, которую производят из глины, очень дорогая. К тому же ее закаливают при температуре 1300 градусов, что требует неимоверных усилий. При этом керамическая черепица подвержена растрескиванию и прочим физическим воздействиям. Секрет желтовского композита оказался прост: 19 процентов пластика, 80 процентов песка и 1 процент красителя. Кстати, подобную технологию он использовал еще и в производстве особо прочной брусчатки, которой выложил вход на Мытный рынок со стороны Большой Покровской улицы. Время показало, что эта брусчатка является вечной, в отличие от той, которой была выложена сама улица и которую поменяли уже через сезон.

Вечный вклад

В 90-е годы прошлого века в среде предпринимателей в ходу была шутка: «денег было столько, что бетономешалкой не провернешь», – рассказывает Евгений Желтов. – Когда у меня появилось много денег, я стал думать, куда бы их вложить. В общем-то этот вопрос встает перед всеми предпринимателями, кто достигает определенного уровня благополучия и при этом не удовлетворяется лишь материальным богатством. Яркий пример этого – дореволюционные предприниматели, которые тратили огромные средства на улучшение жизни нижегородцев и украшение нашего города. Так получилось, что в то время я начал общаться с людьми из церковной среды, которые занимались восстановлением многочисленных храмов по всей Нижегородчине. Одним из них был нынешний митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл, тогдашний настоятель Благовещенского монастыря. Как известно, средств на восстановление у Православной Церкви тогда не было, а у меня уже работала фирма «Карлос», производившая композитную черепицу и приносившая неплохой доход, – так я и стал благотворителем. А куда же еще девать деньги, как не жертвовать их на нужды Церкви? Мои деловые и человеческие контакты с представителями Церкви впоследствии становились все более частыми, и сейчас я могу сказать, оглядываясь назад, что мой профессиональный выбор оказался не случайным. Как будто кто-то подсказал мне заняться продажей металлов и последующим расширением производства. Как говорят церковные люди, Господь сподобил. Конечно, я начал интересоваться религией, хотя только недавно стал понимать многое в устройстве церковной жизни.

_DSC0034.jpg

За последующие 10 лет Евгений Желтов принял участие в восстановлении целого ряда жемчужин церковной архитектуры Нижегородского края. Среди них – Сергиевская церковь Благовещенского монастыря, Строгановская церковь в честь Смоленской и Владимирской икон Божией Матери в Гордеевке, церковь Покрова Пресвятой Богородицы на Бору, церковь святых Жен-мироносиц в Ильинской слободе. Но, пожалуй, самым важным объектом стала Успенская церковь в Ильинской слободе, восстановленная усилиями огромного коллектива работников и благотворителей. В их списке, выбитом на памятной доске, расположенной на фасаде храма, Евгений Желтов указан седьмым. Однако для него важнее не слава человеческая, а плоды труда, которые не меркнут спустя десятилетие. Ведь, приглядевшись внимательно к изящным главкам храма, мы увидим, что медь на них покрылась патиной, а композитная черепица Желтова осталась в первоначальном состоянии, не потеряв своего блеска за столько лет.

img192.jpg

Конечно, все работы по восстановлению храмов я принципиально делал на благотворительных началах, считая, что лучшая благотворительность – это пожертвования в храм, но мне не хотелось бы себя идеализировать, – признается Евгений Всеволодович. – И если говорить о композитной черепице, то мне прежде всего было интересно внедрить это в практику, чтобы мой эксперимент пустил корни, чтобы у меня было большое производство, большой коллектив, заказы. Я хотел, чтобы люди увидели, как работает моя технология, и стали бы ее применять. Так что это не совсем благотворительность, я действовал по принципу, когда-то сформулированному древними римлянами: «Даю тебе, чтобы ты дал мне» – Do ut des. И, кстати, отдача была весомая: в свое время получить лицензию на эту деятельность помог мне Никита Михалков.

Коллекционер и… добрый человек

Свою помощь Евгений Желтов оказывал не только Нижегородской епархии, за что в благодарность получил медаль преподобного Сергия Радонежского 2-й степени. Он также выделял средства на экипировку сотрудников МВД, отправлявшихся в начале нынешнего века в горячие точки, в частности в Таджикистан. Не имея никакого воинского звания, он являлся советником при руководстве МВД, помогая решать материальные вопросы в важном для страны ведомстве, и эта гражданская позиция вызывает глубокое уважение. Щедрость его души проявлялась и в поддержке старых друзей – известных нижегородских художников, чьи картины он выкупал в трудные для авторов дни, благодаря чему в его доме появилась обширная художественная коллекция. А кинорежиссеру Алексею Балабанову, снимавшему в Нижнем Новгороде фильм «Жмурки» и частенько наведывавшемуся к нему в гости, Желтов помог инсайдом: нашел натуру – дом на Большой Печерской улице, в котором снимался один из эпизодов картины.

img177.jpg

Вероятно, отзывчивость, так же как и интерес к Церкви, передалась Евгению Желтову от деда – священника Павла Михайловича Магнитова, старинная фотография которого хранится у него дома как ценная реликвия. Проучившись некоторое время в реальном училище, дед Желтова поступил в духовное, посвятив себя впоследствии церковной стезе. В 1937 году он служил на одном из приходов Пензенской области, в честь святителя Николая Чудотворца, и чуть не стал мучеником за Христа. Однажды вечером к нему пришел знакомый из комитета бедноты (были такие в те далекие годы) и сказал: «Павел Михайлович, тебя сегодня заберут». Священник быстро посадил всю свою большую семью – шесть человек – на телегу и ускакал за сотни километров аж до Аральского моря. И жил там до самого начала Великой Отечественной войны, когда власть ослабила репрессии против своих сограждан. После этого Павел Михайлович уехал оттуда, но не в Пензу, а в Нижегородскую область.

Своим жизненным девизом я всегда считал строчки Гоголя: «Я это все делал не ради чинов и наград, а ради спасения Отечества», – говорит Евгений Желтов. – Для меня важно, что я застал тот момент истории, когда началось возрождение моего Отечества после периода разрухи. Для меня важно осознавать, что я хоть насколько-то принадлежу к когорте русских предпринимателей и изобретателей, которыми всегда славился наш народ, которые до многого доходили своим умом, даже не имея глубоких научных знаний. И символично, что наш нижегородский изобретатель-самородок Кулибин похоронен на территории Успенской церкви, к восстановлению которой я приложил свои труды. Глядя на купола храмов, которые были восстановлены с моим участием, я иногда думаю, что это мое вспомоществование не прошло даром, – может быть, оно явилось причиной того, что я после тяжелого инсульта все еще хожу и радуюсь жизни, что полон сил и творческих замыслов.

Светлана Высоцкая

Фото Александра Беляева

Благодарим
за помощь:

  • 28.07.2017 Пожертвование 1501189442 500.00 рублей на восстановление храма Зосима и Савватия