Село Бортсурманы – второе Дивеево

6 ноября 2015

Есть хорошая русская поговорка: «У Бога всего много». В том числе и святых – явных и неизвестных миру, просиявших в истории человечества как солнце и едва заметных, как далекие звезды на темном небе. А иногда Господь устраивает так, что в одном месте, совершенно, казалось бы, ничем не приметном и удаленном от больших дорог, в разное время появляется несколько подвижников и даже мучеников за Христа. Они как будто передают молитвенную эстафету от одного поколения к другому, чтобы не прерывалась духовная нить в народе, истоки которой – в любви Бога к человеку.

Таким удивительным местом является село Бортсурманы в Пильнинском районе Нижегородской области, где в разное время – в XVII и XX веках – просияли подвигом веры избранники Божьи. Самый известный из них – святой праведный Алексий Гнеушев – вошел в церковную историю благодаря подвигу старчества, а наиболее близкие к нам по времени – священномученик Михаил Воскресенский и 28 его сподвижников – путем исповедания Христа до смерти. Память о них, стремление приобщиться к благодати, которую Бог посылает через Своих избранников для укрепления живущим, привлекают в Бортсурманы огромное количество паломников. Число их с каждым годом становится все больше, а некоторые признаются, что Бортсурманы стали для них вторым Дивеевом.

«Стоящий выше монахов»

Святой Алексий Бортсурманский (Гнеушев; 1762–1848) был современником преподобного Серафима Саровского и явил своей жизнью пример того, как благодать Божья может очистить от грехов любого человека и сделать его сосудом Святого Духа. Родился будущий старец 13 мая 1762 года в семье священника, закончил духовную семинарию в Нижнем Новгороде и в 22 года был рукоположен в диакона Успенской церкви села Бортсурманы. Через 13 лет он стал священником в этой же церкви, где служил до глубокой старости и где был похоронен.

В начале своего служения отец Алексий не отличался особой аскетичностью и иногда даже предавался пьянству. Но жизнь его круто изменилась после одного случая. Однажды ночью его попросили приехать к умирающему крестьянину в соседнюю деревню, но он решил дождаться утра, однако не мог заснуть, так как ему мерещился крестьянин, к которому его звали. Не выдержав этого наваждения и отправившись к умирающему, он не застал его в живых. Зато рядом с усопшим увидел Ангела, стоявшего со святой чашей в руках. Это видение так поразило священника, что он упал на колени перед покойником и всю ночь молился. Вернулся он домой уже другим человеком, с этого дня всего себя посвятив служению Богу и людям.

Отец Алексий фактически стал старцем: после богослужения принимал приходивших к нему людей, исцелял больных, наставлял неразумных. За советом к нему ходили люди не только из окрестных мест, но и издалека. Отзывчивость к ближним у него не знала границ, но один случай особенно поразил всех, кто его знал. Однажды в Бортсурманах умер шестилетний мальчик, и когда гроб с ребенком принесли в церковь, то отец Алексий от жалости и слез едва мог служить. Стоя в алтаре, он с дерзновением и мольбой воззвал к Богу с просьбой вернуть мальчика к жизни и, упав на колени, вдруг услышал крик ожившего ребенка. Отец Алексий был так потрясен случившимся, что, причастив ребенка, не мог даже стоять на ногах и дальше совершал службу сидя на стуле. На этом же стуле его принесли домой, и он пролежал в постели целую неделю, не в силах отойти от потрясения. После этого чуда старец прожил три года и ушел к Богу в 1848 году.

6f96b5068780750216814acb9e634e8d.jpg

Преподобный Серафим Саровский высоко ставил его молитвенный подвиг и почитал священника за великого угодника и подвижника Божьего. И хотя он никогда не встречался с отцом Алексием, но знал его хорошо по своей прозорливости и говорил о нем так: «Этот человек своими молитвами подобен свече, возженной пред престолом Божьим. Вот труженик, который, не имея обетов монашеских, стоит выше многих монахов. Он как звезда горит на христианском горизонте». Когда к преподобному Серафиму приходил кто-нибудь из той местности, где жил отец Алексий, он всегда этих людей отсылал обратно, говоря, что у них есть свой усердный ходатай и молитвенник пред Богом – священник села Бортсурманы Алексий, который нисколько не ниже его, Серафима.

Прославление отца Алексия ожидалось на Соборе Русской Православной Церкви в 1918 году, но этому помешала большевистская революция. Храм, в котором служил старец, был разорен и закрыт, но чудеса и исцеления, происходившие на могиле праведника, не прекращались. В безбожные времена могилу отца Алексия даже пытались стереть с лица земли и прекратить его почитание, но верующие тайно восстанавливали могильный холмик. Долгожданная его канонизация состоялась в 2000 году, на Юбилейном Архиерейском Соборе. Память святого было определено праздновать 4 мая по новому стилю. А 17 августа того же года были обретены мощи святого праведного Алексия Бортсурманского, которые торжественно перенесли в бортсурманскую церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы, где он прослужил всю жизнь.

l_gurchenko_molitva.jpg

Мученический подвиг

Не прошло и сотни лет, как в Бортсурманах, освященных подвигами святого старца Алексия, просияло новое созвездие святых – 29 мучеников во главе со священномучеником Михаилом Воскресенским, расстрелянных большевиками в 1918 году. Память их Церковь отмечает 9 сентября.

Священник Михаил Воскресенский был направлен в Бортсурманы, в Успенскую церковь, в 1910 году, и служил он здесь 10 лет, до самой мученической кончины. Жил он со своей супругой Марией, и прихожане любили его за доброту, благочестие и безупречное исполнение пастырских обязанностей. Но пришел 1917 год, и начались гонения на Церковь. За полгода своего жестокого правления большевики настроили против себя большую часть населения страны. Летом 1918 года жители города Курмыша, расположенного недалеко от Бортсурман, подняли восстание, желая освободиться от большевистского плена и, по возможности, присоединиться к отступавшим поблизости войскам Колчака. Горожане разоружили стоявшую в городе красноармейскую роту и посадили солдат под замок, поставив на их охрану оказавшихся в Курмыше жителей Бортсурман Николая Мигунова и Николая Небасова.
Карательный отряд, выступивший на подавление этого сопротивления, почти весь состоял из латышей, но возглавлял его выходец из нижегородских дворян – некто Гарин. Каратели той же ночью въехали в село, и начались аресты. В числе арестованных оказался и отец Михаил, при этом было принято решение всех казнить. Арестованных всю ночь избивали, причем отца Михаила – с особенной жестокостью. И хотя никакой серьезной вины за ним не было, мучители обвиняли его в том, что он велел звонить в колокол и ждал с радостью отряд Колчака. Вместе с ним был арестован чтец Евлампий Николаев, а позже – уже упомянутые охранники плененных в Курмыше красноармейцев. Чтобы не вызвать волну гнева у жителей села, палачи объявили, что все арестованные будут отправлены в Курмыш для суда. Однако страстотерпцы знали об уготованной им участи и готовились к смерти.
9 сентября перед полуднем колонна из тридцати арестованных человек в сопровождении карателей двинулась по курмышской дороге. Отец Михаил шел впереди и громко пел погребальные песнопения, а ему подпевали приговоренные к смерти его прихожане. Пройдя пять километров, они дошли до оврага, называвшегося Степанихой. Здесь палачи велели всем выстроиться в один ряд, а сами встали напротив. Отец Михаил опустился на колени и с воздетыми руками молился Богу. Удивительно, но ни одна из шестнадцати попавших в священника пуль не смогла оборвать его жизнь, – это было явным знамением чуда. И тогда один из палачей подошел к мученику и заколол его в сердце штыком.
Из тридцати человек только один остался в живых – Иван Курепин. Он и рассказал о подробностях мученической кончины священника, церковного чтеца и двадцати семи крестьян. Бортсурманские крестьяне приехали на подводах к месту казни мучеников и забрали их тела, а на месте расстрела поставили крест с памятной надписью. Вечером все убитые были похоронены в Бортсурманах в пяти братских могилах. Дом священника Михаила разграбили каратели, но его супруге удалось спастись. По свидетельству очевидцев, вскоре после этих событий матушка Мария написала письмо властям в Москву, спрашивая, за что убили ее мужа-священника. Из Москвы пришел ответ, что он пострадал безвинно. Но злодеи не остались без наказания: начальник отряда Гарин вскоре был убит самими карателями. А священномученик Михаил спустя 80 лет был прославлен как пострадавший за Христа на Юбилейном Архиерейском Соборе в 2000 году.

icon.jpg

Наталья Осипова

Благодарим
за помощь:

  • 07.12.2017 Пожертвование 1512657007 1000.00 рублей на tes2
  • 07.12.2017 Пожертвование 1512657054 1000.00 рублей на tes2