Бельгия: Азия в центре Европы

10 июня 2016

Недавние теракты в европейских столицах Париже и Брюсселе обнажили грандиозные системные сбои в устройстве общества, которое человечеству на протяжении десятилетий пытались навязать как идеальное. Где грань между свободой и контролем граждан со стороны государства, возможно ли построение толерантного общества на секулярной и часто христианофобной основе – эти вопросы стали главными в решении проблемы обеспечения безопасности и жизнеспособности центральноевропейских государств. Каждый решает эти проблемы по-своему, но ситуация в Бельгии осложнилась еще и многолетней «гражданской» враждой между двумя составляющими ее народами – фламандцами и валонцами. И никакие бюрократические европейские стандарты, как оказалось, не смогли победить вековые этнические конфликты. К чему мы, бывшие советские граждане, так и не смогли привыкнуть, многократно бывая в Брюсселе – столице европейской бюрократии.

«Война» Севера и Юга

Прежде всего, нужно знать, что единого бельгийского этноса не существует. Страна разделена на две части: северную Фландрию, где проживают голландскоязычные граждане, и южную франкоговорящую Валонию. Валонцы более открыты и свободны, по темпераменту они близки к французам. Фламандцы – небольшой северный народ, у них больше общего с немцами и, естественно, голландцами. Эти два этнических начала сильно разделены даже на политическом уровне: последний десяток лет в местном парламенте идут активные дебаты о разделении Бельгии на две части, и исход их никто не берется предположить. Дело в том, что Фландрия противостоит Валонии, как север югу во многих европейских странах, – это промышленно более развитая и активная часть страны, где находится большинство производственных предприятий, морской порт, торговля, добыча алмазов, то есть здесь сосредоточен базис экономики страны. В то время как Валония – сельскохозяйственный, аграрный регион, полностью дотационный. В этом противостоянии Брюссель, несмотря на то что географически расположен во Фландрии, является по сути самостоятельной территориальной единицей, как наши Петербург и Москва.

Тихие этнические «войны» очень часто можно наблюдать в обычной жизни. Валонцы более доброжелательны, они достаточно спокойно относятся к иностранцам и всему нефранцузскому. Как правило, большинство из них кроме французского и английского знает голландский язык. Фламандцы, напротив, французский язык не признают, даже на английском не хотят разговаривать, – это махровые националисты. В Брюсселе иногда даже полицейские, если видят, что ты иностранец, откажутся говорить на английском, будут задавать вопросы только по-фламандски и делать вид, что они не понимают английского.

53b4257e9f11b_1404315006.jpg

Осторожно, полиция!

С нами как-то был забавный случай. Мы с компанией ехали в Антверпен (территория Фландрии) из Брюсселя. Машину вел русский священник, преподаватель Сорбонны из Франции. Машина, соответственно, была с французскими номерами. В компании еще были гражданин Белоруссии и русский – студент колледжа из брюссельского пригорода. Остроту ситуации добавляло то, что паспорт (российский) был только у одного человека. Из нас никто не говорил на голландском. На въезде в Антверпен нашу машину остановила полиция, видимо обратив внимание на французские номера. И тут нам разыграли представление в лицах на целый час! Полицейские долго нас допрашивали, выясняли, кто мы, откуда, куда и зачем направляемся, делали запрос в русское консульство, пробивали во Франции машину. При этом они разговаривали с нами исключительно по-голландски. Мы не понимали ничего, говорили с ними по-английски, и они нас понимали, потому что знают английский прекрасно. Они демонстрировали к нам отношение как к непрошеным гостям: господа, раз приехали сюда, будьте добры говорить по-голландски. Эти достаточно высокие, коренастые люди смотрели на нас, как викинги на добычу, но кушать, конечно, не стали. Выяснив, что машина не в угоне, визы действующие, они поняли, что формальных причин для нашего задержания нет. И, несмотря на отсутствие удостоверения личности почти у всей компании, все обошлось. «Викинги» решили: поиздевались, и хватит. А мы еще долго обсуждали в дороге этот перформанс с этническим колоритом.

Страна одного мегаполиса

Как и вся Бельгия, Брюссель – город двух официальных языков – французского и фламандского, на которых дублируются все вывески, объявления и надписи. Это такое эклектическое место, где можно найти абсолютно все: современный мегаполис и средневековый город с сохранившимися зданиями, кусками городских стен, которые удивительным образом инкорпорируются в современную застройку, гармонично соседствующие мир стекла и бетона и царство природы. Нужно отдать должное местным градостроителям, очень грамотно решающим вопросы сосуществования различных временных архитектурных форм. Как везде в европейских городах, в Брюсселе историческая часть города неприкосновенна, она тщательно охраняется властью и законодательством. И находиться в атмосфере абсолютного средневековья среди аутентичных зданий и скульптур, в то же время пользуясь удобствами суперсовременной туристической инфраструктуры, очень приятно. По сравнению с другими европейскими городами, пострадавшими во Второй мировой войне, Брюссель более историчен, поскольку сохранился хорошо и не был перестроен. Находясь в исторической части, не подозреваешь об огромных небоскребах делового квартала с хаотичным движением транспорта, который откроется взгляду за следующим поворотом.

brussel.jpg

Бельгия – страна с одним мегаполисом, статус которого уникален: это центр, столица Европы, средоточие почти всех европейских институтов (только три из них – Европарламент, Суд по правам человека и Совет Европы – находятся в Страсбурге). В огромном европейском квартале Брюсселя расположены штаб-квартира НАТО, здания Европейской комиссии, исполнительных агентств, которые заняты реализацией всех европейских программ. Когда находишься в Брюсселе, Бельгия как таковая слабо отслеживается. Ты можешь не прочувствать, что это не Германия, не Франция и т.д. Какого-то особого национального бельгийского колорита он в себе не несет. Это совершенно автономный город, город-государство. Все, что находится за его пределами, можно назвать одним сплошным пригородом, ведь территория Бельгии очень маленькая, там особо не развернешься. Есть, конечно, красивые места, но они ничем не лучше наших, например питерских пригородов – с дворцами, загородными царскими резиденциями, фонтанами. Кстати, русских в Брюсселе можно встретить очень часто, русская речь звучит постоянно на всех улицах и площадях.

0_d13ef_1ad2ee5d_XXL.jpg

Брюссель – город эмигрантов

Эмигранты – очень важная тема для Брюсселя. В самом городе бельгийцев очень мало. Они живут, как правило, в собственных домах в ближайших пригородах и ездят в столицу на работу. Более бедное население проживает в городских квартирах. Существует определенное зонирование по национальному признаку: в северном районе города обитают фламандцы, в южном – валонцы. Вся остальная – гораздо большая – часть Брюсселя заселена эмигрантами. Эмигрантские кварталы располагаются даже вблизи центра города. Они тоже этнически разделены: марокканские, алжирские и т.д. Однажды в час пик мы сели в трамвай и, через несколько секунд осмотревшись, обнаружили, что мы единственные европейцы в этом полном народа трамвае. Ощущения были странные: не верилось, что мы в центре европейского континента.

Иноземная «оккупация» чувствуется и в общекультурном контексте: в городе много христианских соборов, но из них только половина используется по назначению. В то же время невероятно быстро растет количество мечетей: строят новые, переделывают старые здания. Брюссель постепенно обретает восточный облик. На улицах очень много людей в национальных одеждах, хиджабах. Они живут достаточно обособленно, мы с ними практически не пересекались, разве что в очереди в супермаркете. По-английски они практически не разговаривают, это, как правило, выходцы из стран, имеющих французские колониальные корни, – франкоговорящее население. В огромных арабских кварталах Брюсселя – настоящая Африка: толпы неевропейских детей снуют по улицам и галдят на своем языке.

radikalnie-islamisti-belgii.jpg

Но есть в этом и некоторая польза для гурманов – большое количество так называемых халяльных лавок, где продается, в частности, мясо правильно убитых по исламским канонам животных (кошерное в еврейском варианте). Поскольку с мясом в Брюсселе проблема, его лучше покупать в халяльных лавках: оно там хорошее, настоящее. В обычных магазинах его встретить очень сложно. Продукты из мяса стоят дорого и имеют какой-то искусственный вкус, – русскому человеку это выдержать невозможно. Конечно, в ресторане за немалые деньги подадут нормальный бифштекс, но в магазине его просто не найти.

Турист, приехавший в Брюссель в рамках евротура на день или на неделю, увезет с собой впечатления от обычной европейской столицы – с историческими и современными достопримечательностями, а также развитой цивилизацией. Но когда ты здесь бываешь регулярно и живешь подолгу, то понимаешь, что Брюссель – это некая машина времени, которая существует вне времени и пространства – то ли в XVII веке, то ли уже в XXII.

237.jpg

Дмитрий Иванов

Благодарим
за помощь:

  • 07.12.2017 Пожертвование 1512657007 1000.00 рублей на tes2
  • 07.12.2017 Пожертвование 1512657054 1000.00 рублей на tes2