Священник Алексей Мальцев

18 октября 2015

«Любовь побеждает смерть»

В последние годы смерть стала ближе к каждому из нас, поскольку умножились военные и гражданские конфликты в соседних странах, которые коснулись многих семей, проживающих в России. Мы увидели, как быстро, под влиянием жестких обстоятельств, один человек может потерять свое Божье подобие, а другой, наоборот, возвыситься над собственной немощью и уподобиться Христу в самоотвержении, в следовании по крестному пути вплоть до самой смерти. О том, как на тонкой грани между жизнью и смертью сохранить христианскую мудрость и остаться верным заповедям Христовым, мы побеседовали со священником Алексеем Мальцевым, клириком подворья Серафимо-Дивеевского монастыря в честь Святителей Московских в Нижнем Новгороде.

– Как вести себя в экстремальных ситуациях, возникающих в период войн и социальной нестабильности?

– Даже если в стране происходят гонения на христиан, ни в коем случае не нужно сознательно идти на смерть, искать ее специально. Нужно по возможности подальше держаться от горячих точек, избегать острых ситуаций, таких обстоятельств, когда вас могут убить, ранить или взять в плен. Кстати, до сих пор еще есть и такие лжестарцы, которые посылают людей на смерть, обосновывая это якобы волей Божьей. Ни в коем случае нельзя их слушать и тем более выполнять их советы. Ведь Христос говорил апостолам: «Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой» (Мф.10, 23).То есть нужно по возможности пытаться сберечь свою жизнь. Если же нас гонят из страны, то здесь каждый выбирает решение по мере духовных сил: кто-то уезжает, а кто-то остается. Все-таки Богу мы нужны не мертвые, а живые, потому что живые могут принести богатый плод покаяния, добра и любви.

– Но как быть, если твоим товарищам, братьям по вере грозит смерть, например, от наемных радикалов и совесть не позволяет тебе остаться дома? Хотя позже может выясниться, что десятки погибших оказались заложниками финансовых интересов высокопоставленных убийц? Где грань между готовностью отдать жизнь за други своя и мудростью «тише едешь – дальше будешь», к которой нередко советовали прибегать и святые отцы?

– Знаете, не всегда тише – это дальше. У нас есть многочисленные примеры гражданского мужества и подвигов наших предков, например Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского, которые собрали народ и пошли ополчением на Москву, чтобы освободить Россию от иноверных захватчиков. Для них главным побудительным мотивом было желание сохранить православие в народе, не дать ему подвергнуться уничтожению от поляков-католиков, а также спасти православных людей от гибели. Именно к таким случаям относятся слова Христа «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя». Если человек видит, что его ближнего, единоверца, друга убивают, он должен встать за него грудью. И если люди погибают, спасая свои святыни, защищая идеалы, веру, то Христос еще две тысячи лет назад ободрил их словами: «Не бойтесь убивающих тело, душу же не могущих убить». Церковь считает, что если человек умер за ближнего, то он умер за Христа. Но если говорить о гражданских конфликтах, то тем, кто приходит на смену погибшим, нужно серьезно подумать о том, как вести себя в дальнейшем, чтобы не подвергать свою жизнь опасности зря, не геройствовать без смысла и, конечно, не поддаваться слепому порыву мести и гнева.

– Как Церковь относится к служению воина?

– Конечно, она благословляет его. Но важно помнить, что жестокость, кровопролитие всегда требуют последующего покаяния. Мне нравится в молитве священника на Евхаристическом каноне Божественной литургии по чину святителя Василия Великого прошение у Господа послать победу «на варваров, брани хотящих», то есть тех, кто хочет войны. И воинский подвиг заключается не в том, чтобы убить как можно больше врагов, а чтобы остановить кровопролитие, прежде всего своего народа. Православный воин не убивает от злости, он останавливает силой натиск врага. И если враг останавливается в своей агрессии, то настоящий воин на него не нападает и не мстит «око за око». В этом смысле и пример России уникален, которая никогда не вела захватнических войн, но мирным путем обретала новые территории и всегда защищала свои. Главное призвание воина – защитить своих соотечественников, единоверцев и братьев.

– Мы знаем из истории, что греческие монахи и даже священники нередко поднимались на войну против османских турок, чтобы защитить свои святыни. Как к этому относилась Церковь и разрешала ли после войны священническое служение?

– Этот вопрос решался по усмотрению епископа. Церковные каноны не рекомендуют рукополагать в священники человека, который пролил кровь. Хотя, кстати, в наше время мы знаем немало случаев, когда бывшие военные становятся священнослужителями. Возможно, на их совести нет пролития крови. Но из истории мы также помним, что священники воевали и в Великой Отечественной войне, и в предыдущих войнах, когда весь народ бросал свои силы на победу врага. А что касается монахов, так и наши соотечественники отметились великими подвигами по спасению Отечества на войне, – вспомните Пересвета и Ослябю, которых преподобный Сергий Радонежский отправил в помощь князю Дмитрию Донскому в битве с татаро-монголами. И ведь как они преуспели в ратном бою – считается, что количество убитых ими врагов превосходит все мыслимые представления. Как повествует предание, Ослябя стоял на горе трупов и рубился насмерть, при этом гора все увеличивалась в размерах. Да, он давал монашеские обеты, но на войну пошел ради любви к своим ближним, единоверцам, соотечественникам, за которых и положил свою душу. Монашеский подвиг – это подвиг любви к Богу. Почему человек идет в монашество? Потому что он ради любви к Богу оставляет весь мир. Он Бога любит больше всего на свете, поэтому ему весь мир не важен. Он оставляет мир и идет в монастырь, чтобы ему ничто не мешало пребывать в любви Божьей. И если монах идет на войну, то делает это также из любви к Богу и ближнему. Кстати, на войну посылали не всех монахов, а тех, кто был силен не только телом, но и духом. Чтобы они не злоупотребляли кровожадными инстинктами и в состоянии аффекта не убивали всех подряд.

– Как священнику выполнить свой пастырский долг по отношению к врагам Отечества, особенно если они оказались захватчиками и убийцами?

– Если к священнику пришел на исповедь человек, скажем так, из вражеского сектора, он должен проявить к нему такое же внимание и пастырскую любовь, как и к любому другому человеку. Перед священником все равны, потому что перед Богом все равны. Как написано в Священном Писании: солнце на всех светит одинаково – и на грешных, и на праведных. Ведь и в мирной жизни, без гражданских конфликтов, к священнику приходят самые разные люди и, бывает, каются в таких грехах, что просто диву даешься. И если человек радикального склада пришел покаяться в том, что он убивал невинных, издевался над беззащитными, то как же не дать ему такой возможности? Все, кто приходит каяться в своих грехах, стремятся к добру, к очищению своей души, и таких людей нужно принимать с особой заботой, чтобы примирить их с Богом, с окружающим миром и людьми. Ведь гражданские войны часто разгораются из-за непонимания, нежелания выслушать противоположную сторону.

– А если самое страшное случилось, как человеку перенести, например, внезапную гибель близких в результате обстрела, взрыва и т.д.? Как не потерять при этом веру в Бога?

– Я выскажу, может быть, неожиданную мысль, но в ней заключена единственная возможность стойко перенести подобную тяжелую ситуацию. Нужно постараться пережить это без эмоций, которые часто вредят нам в жизни. Ведь, например, сколько людей погибает и в мирной жизни – в авто- и авиакатастрофах и т.д. Сколько бывает нелепых смертей вокруг! Хотя, конечно, смерть близкого человека – всегда трагедия, и никакими уговорами невозможно притупить остроту сердечной боли в этот момент. Ведь, как мы помним из Нового Завета, и Христос заплакал, оттого что Лазарь умер. Скорбь наша естественна, но христиане должны помнить, что смерть – это не конец жизни, а ее начало, рождение в жизнь вечную. Кстати, во время отпевания усопшего читается одно из посланий апостола Павла, в котором он просит близких не плакать, а утешаться такой мыслью: если мы со Христом умрем, то вместе с ним и воскреснем. Поэтому для христианина важно умереть со Христом, с верой и любовью к Господу. Тогда для него не будет страшным переход из ограниченной земной жизни в безграничную вечную, где он будет пребывать с Богом. Близким людям погибшего человека нужно помнить, что каждый из нас будет держать после смерти ответ перед Богом за все содеянное в этой жизни, поэтому за погибшего нужно молиться. Нужно молиться, чтобы Господь сподобил его Царствия Небесного. Важно помнить, что усопшему не нужны могильные памятники, пышные поминальные обеды, ему нужна молитва тех, кто пока остался в земной жизни. Ведь, как сообщает нам церковное предание, душа человека, перейдя смертную черту, поочередно проходит через 20 мытарств, прежде чем попадает на первый, частный, суд у престола Божьего. По этому пути душу ведут два ангела, которые пытаются защитить ее от нападок нечистых духов, обвиняющих человека в совершении тех или иных грехов и стремящихся забрать душу с собой в ад.

– Чем отличаются мытарства друг от друга? Почему их так много?

– На каждом мытарстве рассматриваются грехи определенного рода, и выясняется, совершал их человек или нет. Как поясняет крупнейший из современных профессор богословия Алексей Ильич Осипов: «На мытарствах обнажаются страсти. По смерти, когда плоть сбрасывается, действие страстей обнаруживается во всей силе. Человек, который не боролся со страстью при жизни, отдавался ей, перед лицом любвеобильного Бога и всего блага, которое сопряжено с Богом, падает, потому что не может отказаться от страсти. Как говорят святые отцы, сродное соединяется со сродным, бесы предсидят каждому греху. Душа человеческая соединяется с соответствующим духом, то есть страстью, которая в нем и господствует». Интересно, что греческий старец Паисий Святогорец, описывая происходящее с человеком на мытарствах, выделяет избранников Божьих: «Ангелы определяют чад Божьих, с любовью берут их и без страха проводят через воздушные мытарства, и возводят к нежно любящему Отцу, Богу». При этом он уточняет, что критерий, по которому ангелы узнают «детей Божьих», – любовь и смирение. А вот преподобный Серафим Роуз, считая мытарства реальными (не аллегориями), указывает, что некоторые элементы из их описаний метафоричны: «Это метафора, которую восточные отцы сочли подходящей для описания реальности, с которой душа сталкивается после смерти. Но сами эти истории – не аллегории и не басни, а правдивые рассказы о личном опыте, изложенные на наиболее удобном рассказчику языке». Учение о мытарствах говорит о «невидимой брани», которую христианин ведет на земле, когда бесы, искушавшие его всю жизнь, в конце ее предпринимают свое последнее нападение, но имеют власть только над теми, кто при жизни недостаточно подвизался. Например, на первом мытарстве человек несет ответственность за грех празднословия, которым мы все грешим, а далее, от мытарства к мытарству, тяжесть грехов нарастает.

– А если умерший родственник оказался крещеным, но равнодушным к вере человеком или вообще атеистом, что делать в такой ситуации?

– Покойного отпевают, если он был крещен, и хотя в храм не ходил, но не отрицал Бога в своей жизни и не был самоубийцей. Надо сказать, что и сегодня все не так однозначно: крещены многие люди, но не многие из них ходят в церковь и уж тем более соблюдают православный образ жизни. Если критерий церковности применять к каждому человеку, которого приходится отпевать священникам, то настоящих христиан будет не так много. Кстати, даже если вашего родственника по той или иной причине не отпели в православном храме (в случае если он протестант или иудей), за него можно читать Псалтырь. И просить при этом Бога, чтобы Он сподобил усопшего Царствия Небесного и спас его душу. Но за малознакомых людей читать Псалтырь не нужно, чтобы не брать на себя самочинных подвигов и не пострадать за свою дерзость от нечистых духов. Хотя благословение на это у священника можно попросить, а там – как он благословит.

– А как относиться к тому, когда умирают дети? Почему это происходит? Как родителям пережить смерть ребенка на войне и не потерять при этом веру в Бога?

– Конечно, для родителей это горе, которое ничем невозможно утешить. В общем-то, всегда стоит помнить слова Иова многострадального: «Господь дал, Господь взял. Да будет имя Господне благословенно». Это касается, в том числе, и детей. И, по большому счету, стоит радоваться тому, что Господь забрал ребенка в вечность чистым, когда он еще не нагрешил. Родители должны понимать, что их ребенок – ангелочек, и это должно их вдохновлять на некий подвиг, чтобы сподобиться Царствия Небесного и оказаться в нем вместе со своим ребенком. Как говорил, опять же, профессор Алексей Ильич Осипов, все мы на этой земле путники. И представьте, что на тяжелой, каменистой дороге, по которой вы идете с трудом, превозмогая жажду и голод, вас вдруг настигает добрый человек на колеснице и предлагает доставить вашего ребенка в землю обетованную гораздо быстрее, чем вы дошли бы с ним пешком. Конечно, вы с радостью согласитесь на это предложение и будете рады за свое дитя, которому эта трудная дорога окажется в разы легче. Именно так и стоит относиться к смерти детей, осознавая, что они попали в Царствие Небесное гораздо раньше вас и ждут вас там с любовью и молитвой.

Беседовала Светлана Высоцкая

Благодарим
за помощь: