Протоиерей Федор Бородин

14 ноября 2015

«Самое драгоценное сокровище на земле – люди, которые нас любят»

«Счастье – это когда тебя понимают» – истинность этой формулы из старого советского фильма со временем только окрепла. А когда тебя понимают и любят в твоей родной семье – это счастье абсолютное. О подвиге любви и предательстве родителей, трагедии неполных семей и духовном богатстве многодетных, о жестком выборе, перед которым человек стоит постоянно – в служении Богу, занятиях спортом, управлении страной и общении с себе подобными, мы побеседовали с протоиереем Федором Бородиным, настоятелем московского храма святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке, отцом восьмерых детей, одаренным проповедником и пастырем.

– Отец Федор, вы часто в своих выступлениях и интервью говорите о том, что в сегодняшнем агрессивном мире мальчиков нужно обязательно отдавать в спортивные секции по самбо и другим единоборствам, чтобы они могли постоять за себя и за других, более слабых. Вы сами в молодости занимались самбо, и ваши сыновья занимаются сейчас. А как быть с девочками, ведь им тоже нужно как-то постоять за себя?

– Знаете, я свою дочку отдавал в секцию по самбо, она позанималась какое-то время, и ей не понравилось. Все-таки не женское это дело. Но есть девочки, которые с очень большим удовольствием занимаются. Если ребенку это нравится, то почему не отдать его в такую секцию? Мне кажется, это нужно решать индивидуально. А вот парней для формирования устойчивого мужского характера нужно обязательно отдавать в секции по боевым видам спорта.

– Ну а как девочкам защититься в случае опасности? Можно ли использовать, например, газовые баллончики?

– Считаю, что можно. В качестве возможной защиты от хулиганов – конечно.

– А как вы считаете, заниматься восточными боевыми искусствами (японскими и китайскими) православный человек может без сомнений или с опаской?

– Может, но до определенного уровня. Потому что, начиная с определенного уровня, в восточной традиции начинается вхождение в энергетическую область, с использованием духовных практик, которые совершенно неприемлемы для православного человека. И потом, там есть вещи, от которых православного человека просто воротит, когда нужно, например, войти в зал и поклониться духу зала или фотографии учителя, уже умершего основателя этой традиции. Такие вещи христианин делать никак не может. Впрочем, есть много людей, которые, осваивая эту технику, отбрасывают запретную для христианина часть и преподают ее уже как некую физическую культуру. Одним словом, заниматься можно, но не увлекаться лишним. Потому что мы должны испытывать духов. Для чего апостол Павел призывает нас испытывать духов? Чтобы не пускать в душу тех духов, которые могут навредить. Здесь надо быть очень внимательным. Это не мои умозрительные заключения. Мне довелось общаться с человеком, который сейчас является православным, а когда-то, дойдя до очень больших вершин в восточных боевых искусствах, он, по его словам, столкнулся буквально с тьмой. Отчего он пришел в ужас и сам от этого отказался. Возможно, его крещеная, но еще не знающая Церкви душа почувствовала что-то противоположное тому, что для нее является светом, чистотой, и просто оттолкнулась от этого, поняла, что это опасно.

– Обращаясь к теме крепости семьи, о чем вы также много говорите, может ли ее сохранению помочь закон, по которому после развода супруг обязан отдать жилище жене с ребенком, а также пожизненно их содержать? Такой закон есть в некоторых европейских странах.

– Знаете, главное – это все-таки не материальная сторона дела, хотя это очень важно в жизни. Для православного человека важнее соблюдать заповедь о почитании родителей, за что Господь обещает нам долголетие на земле. И это оказывается очень трудно, когда отец или мать бросает ребенка. Мне рассказывала знакомая жена священника, что отец оставил их семью, когда ей было три года. И когда он позже объявился, у нее не было к нему никаких родственных чувств, – человек возник как будто ниоткуда. Я пытался убедить ее в том, что все-таки нужно исполнять заповедь о почитании родителей. Но она мне ответила, что не может относиться к нему как отцу, потому что отцовство – это не только зачатие, но и содержание, воспитание ребенка. Ведь когда она подросла, то ощутила, что он не просто ушел, а – бросил и предал. Представьте, отец живет своей жизнью и не понимает, что он теряет того, кто готов его любить. А ведь люди, которые нас любят, – это самое драгоценное сокровище на земле. А эти в кавычках «отцы» ради своего неправильно понятого удовольствия, неверно истолкованной свободы лишают себя этих людей. Расскажу вам грустный случай. У нас в приходе есть семья, где папа давно бросил жену и сына, и их бабушка мне рассказывала, что ребенок после этого, находясь на даче, куда-то все время убегал. Она решила подсмотреть, куда он убегает. Оказалось, что он, 10-летний мальчик, выбегает в поле и кричит изо всех сил: «Папа! Папа! Где ты?» Представляете, какая боль у него в душе? Папа должен быть, а его нет. А позже, когда ребенку исполнилось 15 лет, он папу нашел. Они встретились в кафе, и после этого юноша заявил: «Я не буду с ним общаться. Между нами ничего нет – ни у меня к нему, ни у него ко мне». А ведь папа будет стареть. Папа будет, может быть, каяться. Может быть, он захочет потом общаться, а в детстве ничего не посеяно, не посажено, поэтому ничего не вырастет. То есть он лишил себя ребенка, который готов был его любить. Это почти как самоубийство. Это убийство части себя. А если еще он и алименты не платит, значит, жизнь ребенка ему не важна, не интересна, фактически он как бы заявляет: «Ты не мой сын». Конечно, это кончится отторжением со стороны ребенка. Ну, доживет он до старости в одиночестве, и что дальше? Кому нужна такая старость?

1383288245_02.jpg

– Это, наверное, высший подвиг для христианина – попытаться полюбить своего родителя, который бросил тебя в детстве?

– Знаете, любить очень тяжело, надо хотя бы выполнить заповедь о почитании. В Священном Писании в этой заповеди не сказано же «любить». Любить – это вообще очень большая редкость. Потому что любовь в ребенке не рождается в ответ на содержание, на то, что его кормят, одевают. Она рождается в ответ на то, что родители им занимаются, говорят с ним о том, что ему интересно. Вот пришел папа усталый после работы и сел рассказывать детям сказку или читать книгу. Причем не ту книгу, которую он считает нужной для ребенка, а ту, которую ребенок сам выберет. И ребенок при этом чувствует, что лично он важен своему отцу. А если этого нет, то и любви сложно появиться. Да, ты меня содержал, ты вкалывал, думает ребенок, но ты должен это делать, потому что это воспринимается как естественное положение вещей. Это не воспринимается как какой-то дар, как что-то уникальное. Ведь мы же видим, как родители, которые вкалывают и обеспечивают детей, часто сталкиваются с тем, что те в 14–15 лет вообще ни во что их не ставят. И выясняется, что личностного общения не было – отдыхали отдельно, разговора на какие-то совместные темы не было. Помните, как в советское время было: папа – это телевизор-тапочки-газета? Многие жили в таком режиме, а сейчас еще и компьютер появился. И вот ребенок вырос в этом. Конечно, когда у него появятся свои дети и он будет их содержать, тогда в нем может появиться благодарность к отцу, который вкалывал и в чем-то себе отказывал ради его благополучия. А пока ребенок юн, он воспринимает материальную заботу о себе как данное. Поэтому родителям нужно обязательно с детьми разговаривать, читать им, рассказывать сказки, вместе куда-то ездить, ходить в походы, потому что именно это запоминается. Не запоминаются пельмени в тарелке, понимаете? А вспоминается то, как папа, такой великий, такой огромный, такой умный, который все знает и умеет, мною маленьким, который ему как друг неинтересен, занимается, потому что он меня любит. Вот это настоящее откровение, и это помнится с благодарностью.

– Мне довелось общаться с людьми, причем разного возраста и происхождения, которые оказались младшими сыновьями в многодетных семьях. И они всю свою жизнь категорически против многодетности, потому что родители, отдав силы и внимание старшим детям, младшими совершенно пренебрегли. Как бы вы прокомментировали это?

– Действительно, многодетность – это тяжелейшее испытание, говорю вам как отец восьмерых детей. Это абсолютное отсутствие своего жизненного пространства, это жизнь, полностью отданная детям. Я просто призываю многодетным семьям помогать! Считаю, что приходы должны обязательно помогать им. Ведь на очень многих приходах есть какая-то своя маленькая служба милосердия, которая помогает пожилым. Вот нужно так же помогать и многодетным. Кто-то из прихожан может прийти и сварить борщ – 5-литровую кастрюлю на два дня, кто-то может погулять с детьми, чтобы мама убралась в доме, и т.д. Это очень необходимая помощь. Потому что помимо огромного количества дел, которые матери нужно ежедневно делать руками по дому, это еще очень тяжелая психическая нагрузка для современного человека. Потому что большинство современных многодетных родителей – это те, кто не вырос сам в многодетной семье, не имеет такого опыта. А те случаи, которые вы описали, конечно же, очень печальны, – когда отцу не хватило ни сердца, ни любви. Но все-таки я считаю, что чаще в многодетной семье вырастают такие люди, которые умеют любить и жертвовать собой. Потому что если ты один, то все для тебя. А когда рядом есть, например, малыш, и тебе говорят: «Не мешай брату, потому что он спит» – ты с детства приучаешься к самоограничению. А настоящая любовь без самоограничения невозможна никак. В том числе когда дети смотрят на маму с папой и видят, что они себе отказывают во многом, чтобы детям было хорошо. Можно ведь и одного ребенка воспитать так, что он не научится любить, – сказать: я тебя накормил, напоил, одел и больше тебе ничего не должен; отпуск и выходные проводим раздельно, езжай к бабушке или в пионерский лагерь, а я должен отдохнуть. У описанных вами людей беда не оттого, что семья была многодетная, а потому что родители так к ним относились. Хотя я, действительно, слышал однажды от одного человека заявление: «Я никогда не буду иметь много детей, потому что мое детство было тяжелым».

– Наверное, многодетность – это дар свыше людям особой породы – благородным, самоотверженным…

– Ну нет, конечно, совершенно не так. Это просто люди, которые стараются жить по заповедям Божьим, одна из которых – «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю». А сколько слов о детях в молитвах венчания! Многодетные – это люди, которые не препятствуют зачатию, разумеется, не делают абортов и принимают столько детей от Бога, сколько Он пошлет. И если они со смирением и внутренним самоотвержением это принимают, вот тогда Господь дает дар. Это не отдельные, специальные люди, которые решили для себя: «Я буду многодетным» – ничего подобного! Моя жена, например, выросла в семье одна, а сейчас у нее восемь детей. И она великолепная, потрясающая мать! Дар Божий приходит в ответ на желание человека и готовность этот дар принять, и дар многодетности тоже. Конечно, я повторяю, это тяжелый крест, тяжелое испытание. Потому что тебя может хватить на 15 лет, а многодетность – это не 15 лет, это вся жизнь. У тебя, например, родился восьмой или седьмой ребенок, когда тебе уже 40–45 лет, и ты понимаешь, что тебе нужно быть как молодому отцу или матери, тебе нужно просто пахать во всех отношениях. А детей нельзя оставить, каждого надо выслушать, к сердцу каждого нужно сохранить ниточку и не дать ей перерваться. И когда апостол Павел говорит, что жена спасается чадородием, он имеет в виду не только сами роды, но и всю жизнь, которая будет после. С одной стороны, она будет очень тяжелая, но с другой – очень радостная. Потому что, повторюсь, люди, которые тебя любят – самое главное богатство на земле, и у многодетного родителя их много.

– Батюшка, еще один нюанс. Несколько лет назад довелось услышать от одного православного знакомого, что все многодетные родители, с которыми он общается, очень горделиво и самовлюбленно несут свой многодетный статус, при этом старшие дети, нагруженные домашними заботами по горло, мечтают скорее закончить школу и уехать учиться в другой город, чтобы жить подальше от семейных забот. Как вы это прокомментируете?

– Знаете, все мы подвержены такому искушению, как гордыня. Любого человека дьявол искушает гордыней. Да, старшим детям в многодетной семье действительно приходится больше работать по дому, чем их сверстникам, которые ничего не делают. И их тоже может посетить такое искушение: а почему я должен? Но ведь Господь через апостола Павла говорит нам: «Блаженнее отдавать, нежели брать». Человек, который умеет только брать, – очень несчастный. А если с детства Господь тебя поставил в такую ситуацию, что ты привык отдавать, жертвовать собой, то у тебя больше шансов быть счастливым на этой земле. Я, например, помню, как у меня родился младший брат, на девять лет младше меня, и все мои одноклассники играли в футбол, а я гулял с коляской. Мне было обидно. Но зато у них не было такого сокровища, как младший брат, которого можно было тискать, они не видели, как человек развивается, как начинает говорить, ходить. А для меня это стало откровением! Хотя, конечно, какие-то ограничения Господь на меня наложил в связи с этим.

– Мы видим сегодня в связи с украинскими событиями, как «брат идет на брата и сын на отца». Как вы считаете, способны ли родители, в том числе в многодетной семье, так воспитать детей, чтобы внутри семьи не возникло гражданской войны? Или это индивидуальный выбор – начать войну?

– Думаю, это индивидуальный выбор, которому очень может помочь правильное воспитание. Конечно, человек сам выбирает, поднимать ему оружие на другого или нет. Но он может быть так воспитан, чтобы понимать, что этого ни в коем случае нельзя делать, а может не быть так воспитан. Это труд родительский. Кстати, в большой семье люди учатся обходить конфликты лучше, чем в маленькой, им просто деваться некуда. Куда ты денешься? – Приходится смиряться.

hram-kosmadamian4.jpg

– В последнее время мне несколько раз довелось услышать от разных православных людей, неофитов и с опытом, что время наступило мрачное, пора уходить в скиты, тем более что священники думают больше о своем кошельке, нежели о пастве. Как вы думаете, это некая тенденция или локальный «вирус»?

– Знаете, 23 года назад, когда я стал священником, и все последующие годы постоянно слышу от разных людей одно и то же: надо уходить в скиты и т.д. А жизнь идет вперед, и церковная в том числе. Конечно, есть много священников, которым ничего не надо, но искренних – все-таки больше. Если человек ищет хорошего, мудрого, доброго священника, Господь обязательно ему покажет, где такого найти. Да, в селе, например, выбора нет – священник один, и если он склонен к пьянству, то это, конечно, горе. Но в больших городах всегда можно найти искреннего, горящего священника. И, кстати, в последнее время большинство священников живет очень бедно, в Москве, между прочим, тоже. Есть, конечно, отдельные, более состоятельные клирики, но их богатство обычно не связано с приходскими доходами. Причиной его могут быть спонсоры храма, которые помогают лично священнику и его семье. Или же это настоятели больших приходов, которые живут изобильно. А большинство священников сводят концы с концами, причем всю жизнь. И когда они шли в священники, они об этом знали. Это в брежневскую эпоху, когда было огромное количество верующих на малое количество духовенства, священник от приношений жил выше среднего советского уровня. Сейчас совсем не то время. И те кандидаты, кто сегодня готовится к хиротонии в Москве, подписывают специальное обязательство: «Если финансовое содержание меня и моей семьи будет маленьким, я готов к этому». Это люди, которые идут служить ради Христа, а не для того, чтобы набивать карманы. Если бы они этого хотели, то пошли бы в другое место. Да, в большом спальном районе с одним храмом содержание духовенства более-менее сносное, а в центре города, например Москве, где очень много храмов и очень мало живет народу, может просто денег не хватать ни на что. Например, в воскресенье на службу в храм пришли люди, поставили свечи и написали поминальные записки, а этих средств хватило только на оплату хора и уборщицы – и всё.

– Отец Федор, у вас такой крепкий приход с очень активной и разнообразной внебогослужебной совместной деятельностью, что у него многому стоит поучиться. Как вы считаете, это результат решений священника или инициатива прихожан тоже играет большую роль?

– Конечно, инициатива прихожан имеет огромное значение. Причем она должна быть востребована, и прихожанам должна быть дана определенная свобода действия, иначе любая инициатива глохнет. Если священник решает все на приходе, никакой инициативы не будет. А он должен молиться, любить людей и быть с ними искренним. Тогда люди захотят что-то делать. Кстати, хочу рассказать о том, какие инициативы из чужого приходского опыта на меня в свое время произвели огромное впечатление. Сам я вырос в нецерковной семье и до семинарии практически ничего не знал о церковной жизни, хотя постоянно причащался и читал Евангелие. И для меня большим откровением о настоящей церковной жизни стали рассказы моих однокашников по Московской духовной семинарии, которые родились в верующих семьях и сегодня являются известными священниками в Нижнем Новгороде, – протоиереев Александра Мякинина и Николая Горбатовского. Это дорогие моему сердцу друзья, которые меня очень многому научили. Глядя в советское время на этих образованных, начитанных, уверенных в себе молодых людей, проживших в атеистическом окружении и сохранивших свою веру, я хотел быть таким же. И по большому счету вся деятельность, связанная с летними мероприятиями нашей воскресной школы, родилась от старой православной нижегородской традиции, о которой они мне рассказывали. Один из них как-то признался, что самое яркое воспоминание его детства – это совместный отдых с православными детьми в деревне Липовка Горбатовского уезда, расположенной на берегу Оки. Оказывается, помощник старосты одного из нижегородских храмов тайно, потому что официально это было невозможно в советские годы, купил в Липовке дом на собранные вскладчину деньги, и прихожане вывозили туда на каникулы группы детей в сопровождении родителей. Они вместе отдыхали, читали книги, ходили в лес и т.д. И я, когда стал священником, подумал, а почему мы у себя на приходе не можем так сделать? Кстати, когда мы учились в семинарии, мы ходили с моими нижегородскими друзьями в походы на байдарках по прекрасной нижегородской реке Ветлуге. И наши приходские байдарочные походы, которых состоялось уже около десяти, тоже родились из рассказов моих нижегородских друзей. С приходскими детьми мы уже не по разу ходили по северным рекам Ветлуге и Керженцу, то есть мы очень любим нижегородскую землю.

27-211-650.jpg

– Отец Федор, напоследок вопрос идеологического характера. В последнее время мы наблюдаем всплеск ностальгии по советской эпохе с большой примесью идеализации. Этот процесс напрямую касается советского вождя Иосифа Сталина, которого многие сегодня хотели бы видеть руководителем России. Притом что достижения СССР типа победы в Великой Отечественной войне и полета в космос восхваляются по достоинству, жертвы коллективизации и кровавых репрессий часто умаляются. Как примирить эти два полюса, осознавая, что сегодняшняя Россия, в общем-то, наследница Советского Союза по военной и технической мощи, благодаря чему мы помогаем, например, Сирии?

– Надо оценивать все не по принципу «мое – значит, хорошее», а по Евангельским заповедям, подходить с нравственной оценкой ко всем персонажам советской и русской истории. И если с этой меркой подходить к Сталину, то он, конечно, самый страшный негодяй за всю историю нашей страны. Потому что он ради достижения своих политических целей инициировал убийство миллионов людей, и никуда от этого не денешься. Поэтому очень многое великое, что построено, – построено на крови. Неудивительно, что многое из этого разрушилось в постсоветский период, потому что в основном было построено заключенными. Это труд рабский, труд невольников. Мы говорили в начале интервью об отцах, которые не занимаются детьми. А представьте, что отца посадили в тюрьму на 15 лет по ложному доносу, по очевидно состряпанному обвинению, и дети выросли без него. Они не видели отца, не знали, что такое ласка отцовская, он их не содержал, потому что строил по задумке товарища Сталина и его окружения какие-то грандиозные проекты. Ведь это же преступление. Или более печальный вариант: отца расстреляли, мать посадили, а детей, поменяв им фамилии, раскидали по всему Советскому Союзу в разные детские дома. Они вырастают и даже не знают, кто их родители. А каково матери, когда у нее забирают, например, годовалого ребенка, и она знает, что больше никогда его не увидит? И даже если она его вдруг находит, любви-то нет, потому что матери не было все его детство. И это тоже преступления Сталина. Каждый человек решает, что для него правильно. Вот Сталину казалось правильным согнать людей в колхозы, а потом миллионы из них гибли от голода, и это известный факт. Какой он после этого отец народа, если его коллективизация обошлась такой ценой? Поэтому и значимость советских достижений, осуществленных такой ценой, лично для меня под очень большим вопросом. Например, я могу взять ружье и пойти заставить соседа, чтобы он мне пахал огород. И ведь огород действительно будет очень хорошим, потому что это рабский труд, за который я не заплачу ни копейки. А если сосед будет сопротивляться, и я начну его бить? Это будет нравственно с точки зрения Евангелия и вообще общечеловеческой морали? И не станет ли потом этот огород мне поперек горла на старости лет со всем своим урожаем? Я как раз печалюсь очень сильно и горюю о том, что в нашей стране не произведена никакая оценка того, что было в ХХ веке. До сих пор везде стоит большое количество памятников Ленину – человеку, который готов был убивать миллионы людей ради достижения политических целей. Вот в Нижнем Новгороде в 1918 году, насколько я знаю, все духовенство согнали на баржу, связали им руки и бросили в Волгу, без суда и следствия. Если бы не идеология Ленина, который руководил партией большевиков, такое преступление было бы невозможно. И он несет за это ответственность, и сейчас несет ее перед Богом. Страшно подумать, как приходится за это отвечать. Да, достижения были, но очень часто вопреки тому, как Сталин руководил страной. Конечно, какие-то его решения были удачными с точки зрения организации, какие-то совершенно нет, но человеческой жизнью он пренебрегал полностью, человек для него вообще ничего не стоил.

Беседовала Светлана Высоцкая

Благодарим
за помощь:

  • 24.03.2017 Пожертвование 1490361176 100.00 рублей на tes2
  • 24.03.2017 Пожертвование 1490361269 100.00 рублей на tes2
  • 24.03.2017 Пожертвование 1490361338 100.00 рублей на tes2
  • 31.03.2017 Пожертвование 1490965688 100.00 рублей на помощь Алене Орловой
  • 31.03.2017 Пожертвование 1490965718 100.00 рублей на помощь Алене Орловой
  • 12.04.2017 Пожертвование 1491998350 1000.00 рублей на востановление колокольни