Координатор Нижегородского волонтерского движения «Милосердие» Александр Шляпин

20 марта 2016

«Любовь не оскудела еще в наших людях»

За последний десяток лет в России так стремительно развилась благотворительная и волонтерская деятельность, что можно говорить о настоящем духовном преображении наших сограждан. Причем как в светском, так и в церковном понимании этого процесса. Волонтер в переводе на русский язык – доброволец, человек, который бескорыстно, по зову сердца, то есть милосердно, помогает людям. О том, как в Нижнем Новгороде растет количество таких людей, мы побеседовали с координатором Нижегородского волонтерского движения «Милосердие» Александром Шляпиным.

– Как и когда в Нижнем Новгороде появилось движение «Милосердие»?

– Это была инициатива активных православных священников и мирян, прежде всего отца Михаила Зазвонова, которого владыка Георгий еще в 2007 году благословил заниматься вопросами семьи, родовспоможения, взаимодействия с медицинскими и социальными учреждениями. Когда отец Михаил начал заниматься этим все больше и больше, он понял, что назрела острая необходимость участия в этом Церкви, что есть немало проблем, которые могут быть решены с помощью простых верующих людей, неравнодушных к проблемам нашего общества. Прежде всего, внимания требовала ситуация с брошенными детьми, которые тогда во множестве находились в разных больницах города и за которыми не было необходимого ухода, особенно в плане элементарного детского развития. Отец Михаил стал привлекать внимание к этой проблеме всех небезразличных людей, не только православных, чтобы помочь этим детям. В общем-то, с этого и началось наше движение «Милосердие», которое очень быстро стало пополняться новыми людьми и набирать обороты деятельности. Оно действует в рамках церковной социальной работы. По большому счету этим мог бы заниматься каждый приход в своем районе, на каком-то своем локальном уровне, но достичь большого масштаба и скоординированности действий большого числа волонтеров, с заключением договоров с министерствами здравоохранения и социальной политики области, различными государственными учреждениями, возможно только в общеепархиальной структуре. В то время волонтерское движение в нашей стране только начало зарождаться, не было опыта, ориентиров, нормативных актов, все это пришлось создавать практически с нуля, договариваться с каждым учреждением, с каждым чиновником в отдельности. Но замечательно, что препятствия преодолевались быстро, путь от идеи до ее воплощения был коротким, практически все чиновники и представители медицины откликались на наши инициативы. Люди понимали, что мы делаем сообща очень важное дело. Конечно, все это стало возможным благодаря Господу, который благословил эти труды. Промыслительно, что у истоков нашего движения стоял такой активный священник, как отец Михаил Зазвонов. Он стал руководителем епархиального отдела по взаимодействию с медицинскими и социальными учреждениями, а также настоятелем расположенного в центре города храма в честь иконы Божьей Матери «Всех скорбящих радость». Промыслительно, что наше движение стало базироваться при этом храме, ведь он изначально, еще в XIX веке, создавался при городской центральной больнице. В этом году мы, кстати, празднуем 120 лет со дня его первого освящения.

_8_20120711_1620220006.jpg

– Много ли у вас волонтеров? Каковы в целом темпы развития движения?

– Знаете, очень сложно отфиксировать достоверные цифры, потому что волонтерская деятельность достаточно специфична и зависит от множества объективных и субъективных факторов – наличия времени и профессиональной квалификации волонтера, регулярности его участия в проектах и т.д. К нам приходит достаточно много людей, и кто-то остается на регулярную деятельность, например занятия с ребенком два-три раза в неделю, кто-то присоединяется только к разовым акциям – раз в месяц или три-четыре раза в год. Можно сказать, что у нас есть несколько сотен волонтеров, которые в течение года участвуют в наших проектах и акциях, но тех, кто делает это регулярно, гораздо меньше. При этом все наши волонтеры работают исключительно на общественных началах, никто не получает за это вознаграждение. Это все безвозмездная, бескорыстная волонтерская работа. Штатный сотрудник у нас только я как координатор всего движения.

с митрополитом .jpg

– А как вы стали заниматься волонтерской деятельностью?

– Я пришел в движение как волонтер спустя полгода после его организации, и то, что остался работать в нем профессионально, не случайно. В жизни и мире все вообще происходит неспроста. И если человек внимательно начнет присматриваться к своей жизни, то он обнаружит много неслучайных событий, их закономерную цепь, а по сути – промысл Божий. Верующий человек может проследить этот промысл в своей жизни в течение долгих лет и понять, почему он пришел к определенному результату и образу жизни. В моей жизни этого тоже было много. Не буду сильно углубляться, скажу лишь, что я учился в аспирантуре на факультете социальных наук Нижегородского университета. В какой-то момент меня заинтересовало направление – церковная социальная работа, которая стала темой моей диссертации (правда я ее не дописал, хотя учебу в аспирантуре закончил). Прежде всего, мне была интересна работа с детьми – церковное попечение о детях-сиротах. И однажды на православной ярмарке, где кроме торговли активно представлены такие социальные проекты, я подошел к стенду волонтерского движения «Милосердие», которое незадолго до этого образовалось. Меня пригласили в качестве волонтера на предстоящую акцию «Подарим детям Рождество», которая тогда проходила первый раз. Требовались мужчины на роль Деда Мороза, чтобы поздравить на дому детей-инвалидов, не имеющих возможности участвовать в общественных мероприятиях. После этой акции появились и другие волонтерские задания – мы ходили в больницы, начали ездить по области помогать восстанавливать разрушенные храмы и монастыри и т.д. И когда за первый год деятельность движения набрала мощные обороты и возникла необходимость в привлечении дополнительных сотрудников именно в целях координации новых волонтеров, меня пригласили этим заниматься. Так что для меня все сложилось промыслительно. Господь часто предлагает в жизни какие-то варианты, и человек решает, насколько он готов на них откликнуться. Хотя, конечно, я тогда даже не мог представить, что стану координатором всего нашего движения в Нижнем Новгороде.

9.jpg

– Как вы контактируете с подобными движениями в Москве и других городах России?

– Совсем недавно у нас состоялся двухдневный семинар по обмену опытом молодежью Выксунской и Нижегородской епархий, который прошел во Флорищевой пустыни с активным участием епископа Выксунского и Павловского Варнавы и был посвящен как раз волонтерской деятельности. В городе Павлово, кстати, не так давно было организовано свое движение «Милосердие», которое использовало многие наши наработки. А вообще мы существуем как автономные группы, хотя всегда с большим интересом знакомимся с опытом работы в других городах, прежде всего в Москве, где существует огромный опыт и масштаб деятельности. Мы участвуем в совместных семинарах, вебинарах. При этом каждое движение работает на конкретной территории в рамках определенной церковной епархии и имеет свое руководство. Понятно, что движение «Милосердие» существует не во всех епархиях и городах нашей страны, а только там, где активность священников и мирян, направленная на помощь ближним, достигает определенного градуса. В настоящее время в Синодальном отделе по церковной благотворительности и социальному служению Московского Патриархата существует сектор, который занимается развитием деятельности волонтерских групп по всей стране, так что со временем этот опыт, в том числе благодаря методическим наработкам, будет постепенно воспринят в регионах. Нижегородское движение, кстати, наработало свой большой уникальный опыт, которым иногда делится с другими коллегами за рамками нашей епархии, в частности на всероссийских обучающих курсах. В бытность отца Михаила в нашей епархии, в 2010–2011 годах, Нижегородское движение «Милосердие» получало гранты президента России, на средства которых мы активно развивали волонтерскую деятельность при храмах Нижегородской области.

– Как рождаются ваши проекты – сверху, от руководства, которое обнаружило в какой-то момент назревшую проблему, или снизу, от людей, которые просто пришли к вам и попросили о помощи?

– Изначально, при отце Михаиле Зазвонове, скорее сверху, от потребностей и запросов общества, с которыми он сталкивался в жизни и по роду своей деятельности. Но бывало и случается сейчас, когда инициатива исходит от самих людей, которые либо сами нуждаются в помощи, либо видят эту нужду у других. Например, в настоящее время мы активно развиваем трезвенное просвещение, на что нас вдохновил один наш соратник, работавший некоторое время назад в наркологической больнице в качестве педагога по дополнительным занятиям, занимавшийся с больными трудотерапией. Он буквально горел душой за это дело и захотел привлечь к этому волонтеров, в результате чего пригласил нас проводить занятия с пациентами отделения. Мы начали активно осмыслять эту тему, пришли в больницу, к нам присоединились активные волонтеры, не безразличные к этой деятельности. В итоге все это переросло в большой просветительский проект «Территория трезвости НН», ориентированный не столько на зависимых людей, находящихся на стадии пациентов наркологической больницы, а на так называемых культурнопитейщиков, которых у нас в обществе очень много. Эти люди не больны, но, как оказывается, в той или иной степени тоже зависимы от алкоголя на психологическом, на духовном уровне. В результате мы стали проводить просветительскую работу с очень широкой аудиторией, ведь наркологических больных у нас в обществе всего два процента, а культурнопитейщиков – 75. При этом 25 процентов не употребляют алкоголь в силу убеждений или малолетнего возраста. Мы стали использовать методики Всероссийского православного Иоанно-Предтеченского братства «Трезвение» под руководством отца Игоря Бачинина, которое активно работает в Екатеринбурге фактически на всю Русскую Православную Церковь. Наше обращение к этой теме промыслительно совпало с утверждением в 2014 году концепции нашей Церкви по утверждению трезвости.

– Скажите честно, неужели вам удалось убедить кого-то из культурнопитейщиков отказаться от алкоголя?

– Думаю, что да. Но мы начали просвещение с самих себя, дав обет трезвости. Как и многие православные люди, мы раньше по церковным праздникам позволяли себе выпить бокал вина. Но когда стали заниматься трезвенным просвещением, поняли, что, работая с людьми, находящимися на грани или уже за гранью риска, не можем быть для них авторитетом, употребляя алкоголь, пусть и в ограниченном количестве. Ведь об этом говорил еще апостол Павел: «Лучше не пить вина и не делать ничего такого, отчего брат твой претыкается, или соблазняется, или изнемогает» (Рим. 14, 21). И мы знаем, что такое нередко бывало в истории, когда во многих монастырях насельники добровольно отказывались от употребления вина даже в малых количествах по праздникам. Это такое добровольное понуждение себя к бодрствованию, трезвению, вполне в рамках церковной традиции.

– Повлиял ли финансово-экономический кризис на масштаб вашей деятельности?

– Наши проекты в основном зависят от нематериальных факторов. То, что мы делаем, мы делаем руками простых людей, волонтеров, которые приходят и помогают своим трудом. Конечно, бывает необходима какая-то аппаратура, транспорт, но как-то все устраивается, когда это необходимо. Постоянных жертвователей у нас нет, иногда мы собираем пожертвования на ярмарке на какие-то нужды, когда есть такая возможность. Все-таки в большей степени наше развитие зависит от возможности организовывать людей, особенно если их десятки или сотни. Можно сказать, что кризис повлиял на возможность приглашать оплачиваемых специалистов – психологов, педагогов и т.д. Деньгами мы, кстати, не помогаем, мы не благотворительный фонд в классическом понимании, но в нашей структуре давно работает гуманитарный склад и центр «Быть мамой», где могут получить помощь многодетные и бедные семьи, а также матери-одиночки, находящиеся в кризисной ситуации. Этот центр стал самостоятельной структурой в рамках епархии, хотя зарождался в нашем движении. Ежемесячно туда обращается за помощью более 100 семей. В последнее время мы активно работаем с ночлежкой для бездомных людей министерства социальной политики Нижегородской области. Силами волонтеров, при поддержке близлежащего прихода, устраиваем там регулярные обеды, собираем нуждающимся одежду, обувь, предметы быта. Даже способствовали появлению двух палат для инвалидов с сильно подорванным здоровьем, хотя это не положено по инструкции, но кроме нас этим людям никто не поможет. То есть благодаря деятельности волонтеров в лучшую сторону меняется и отношение чиновников ко многим проблемам. Не так давно в ночлежку назначен духовник, который встречается с бездомными, просвещает их духовно. Замечательно, что у двоих бездомных образовалась семья, родился ребенок, то есть люди начали жить нормальной жизнью.

rpzYOkOezHQ.jpg

– А вы заметили, что за годы вашей деятельности люди вокруг вас стали лучше – как получившие помощь, так и оказавшие ее?

– Замечательно, что вообще в последние годы многие люди осознают необходимость делиться с ближними своей помощью. Жертвователи приходят к нам как по христианским мотивам, так и по общечеловеческим. Даже если человек не является церковным, желание оказать помощь нуждающемуся как раз свидетельствует о христианской предрасположенности его души. У меня вообще оптимистический взгляд на наш мир: в нем есть любовь, и многие люди подтверждают это своими делами, словами и мыслями. И я вижу воплощение в жизни двух главных библейских заповедей о любви к Богу и ближнему, которые обращены Господом ко всем людям. Находясь внутри волонтерской, благотворительной деятельности, я вижу, что вокруг нас немало тех, кто хочет бескорыстно помогать ближним, неважно, имеют они сами материальные средства или нет. Они приходят к нам регулярно, еженедельно появляются новые волонтеры, так что не оскудела еще любовь в людях. Значит, о конце времен, признаки которого указаны в 24-й главе Евангелия от Матфея («по причине умножения беззакония охладеет любовь многих»), пока рано говорить. Слава Богу за все, что мы имеем, за возможность заниматься волонтерской и благотворительной деятельностью. Ведь 10–15 лет назад такого не было в нашем обществе, а 20–30 лет назад это было вообще немыслимо, под запретом для православных людей.

Беседовала Светлана Высоцкая

Благодарим
за помощь:

  • 24.03.2017 Пожертвование 1490361176 100.00 рублей на tes2
  • 24.03.2017 Пожертвование 1490361269 100.00 рублей на tes2
  • 24.03.2017 Пожертвование 1490361338 100.00 рублей на tes2
  • 31.03.2017 Пожертвование 1490965688 100.00 рублей на помощь Алене Орловой
  • 31.03.2017 Пожертвование 1490965718 100.00 рублей на помощь Алене Орловой
  • 12.04.2017 Пожертвование 1491998350 1000.00 рублей на востановление колокольни