Иерей Алексей Мальцев

3 августа 2016

«МУЧЕНИКИ БОРИС И ГЛЕБ – ПЕРВЫЕ РУССКИЕ КАНОНИЗИРОВАННЫЕ СВЯТЫЕ»

В прошлом году православная Россия отметила тысячу лет со времени мученической гибели князей-страстотерпцев Бориса и Глеба – первых русских святых, канонизированных как Русской, так и Константинопольской Церковью. Они были сыновьями великого князя Владимира Красное Солнышко, крестившего Русь и канонизированного Церковью в лике равноапостольных князей. Подвиг Бориса и Глеба, отказавшихся бороться за престол своего отца и не оказавших сопротивление убийцам, посланным их братом Святополком Окаянным, явил неожиданный, жертвенный и смиренный, тип святости русского народа, известного дотоле своей воинственностью и отвагой. Этот подвиг мощно повлиял на будущую историю Русского государства, ведь, как известно, святые мученики Борис и Глеб являлись русским полководцам Александру Невскому и Дмитрию Донскому, позднее также канонизированным Церковью, перед решающими сражениями с врагами. Об удивительном феномене этих святых мучеников накануне дня их памяти 6 августа мы побеседовали с иереем Алексеем Мальцевым, клириком подворья Серафимо-Дивеевского монастыря в честь Святителей Московских в Нижнем Новгороде.

– Почему вообще стало возможным убийство князей Бориса и Глеба их братом Святополком Окаянным?

– Потому что в 1015 году скончался их отец, креститель русского народа князь Владимир, и мы в прошлом году также отмечали этот юбилей. По неписаному закону о престолонаследии, который действовал тогда на Руси, престол унаследовал старший из сыновей Владимира – Святополк. Известно, что Владимир не очень любил своего старшего сына за его жестокий и коварный нрав, в народе он тоже не пользовался популярностью, поэтому у него возникли опасения свержения кем-либо из братьев. Сам он считал, что младшие дети Владимира Борис и Глеб, рожденные от освященного Церковью брака князя с византийской царевной Анной после принятия им православия, имеют наибольшие шансы занять престол отца. Он даже представить себе не мог, что они не помышляли о незаконном захвате власти, потому что были по-христиански законопослушными. Поэтому приказал убить братьев. Нам сегодня сложно представить и невозможно постичь умом то, что Борис и Глеб, узнав о готовящемся на них покушении, предпочли умереть от рук убийц, нежели восставать против брата. Борис был убит 30 июля в своем лагере на берегу небольшой речки Альты, к юго-востоку от Киева, когда возвращался из военного похода. Причем в его распоряжении имелось несколько тысяч отлично вооруженных воинов, которые уговаривали его захватить Киев и изгнать оттуда Святополка. Однако, как сообщает его житие, он отверг их предложение: «Не подниму руку против брата моего старшего. Хоть и умер отец мой, Святополк будет мне вместо отца». В ответ на это дружина ушла от него, и он остался на поле лишь с несколькими слугами. После убийства Бориса Святополк позвал в Киев Глеба, опасаясь, что тот может отомстить за убийство родного брата. Когда Глеб по пути в столицу остановился возле Смоленска, он получил от их четвертого брата Ярослава Мудрого, правившего в Новгороде, известие о смерти отца, о занятии Киева Святополком и убийстве им Бориса. При этом Ярослав советовал Глебу не ездить в Киев, предупреждая о его возможном убийстве. Как гласит житие, когда юный князь со слезами молился об отце и брате, к нему явились посланцы Святополка и приказали его же повару зарезать князя. Убийство Глеба произошло 5 сентября 1015 года. Его тело убийцы погребли на пустыре, в простом гробу, состоящем из двух выдолбленных бревен.

– И после такого преступления убийца продолжал править на Киевском престоле?

– Примечательно, что после такого кровавого злодеяния он недолго оставался в живых: в 1019 году в результате войны с братом Ярославом Мудрым Святополк был свергнут с престола и бежал на Запад, где вскоре скончался, получив от народа прозвание «Окаянного» за свои зверства. В этом же году, когда Ярослав занял Киев, по его приказу тело Глеба отыскали, привезли в Вышгород и погребли вместе с телом Бориса у церкви Святого Василия. Примечательно и то, что Борис и Глеб первыми из русских были причтены к лику святых. Официальная их канонизация состоялась в Константинополе в 1072 году. И хотя, как гласит летопись, Константинопольский патриарх высказывал некие сомнения по поводу процедуры канонизации, но, узнав подробности мученического подвига святых Бориса и Глеба, отбросил все сомнения. По сути, братья-мученики стали представителями нового поколения русских князей – не жестоких язычников, враждовавших друг с другом насмерть, а воплощающих евангельский идеал своей жизнью и смертью. В том, что они смиренно предпочли борьбе за власть мученическую кончину, несомненно, проглядывает свидетельство того, что Русь приняла христианство глубоко и искренне, всем сердцем. Хотя, как мы знаем, и до сих пор раздаются голоса в пользу того, что Русь была крещена, но не была просвещена. Однако пример мученичества святых Бориса и Глеба демонстрирует, что свет Христов коснулся сердец многих наших предков. И эту истину подтверждает тот факт, что их подвигу было посвящено огромное количество литературных памятников на Руси, а также освященных в их честь храмов и монастырей. Например, историк Г.П. Федотов, называя святых Бориса и Глеба «самым парадоксальным чином русских святых», указывал, что в основе их подвига лежит идея жертвенности и «непротивления смерти». Их святость – в добровольности жертвы, в нежелании «противитися старейшему брату» и силой настоять на своем земном праве, которому страстотерпцы предпочитают Небесное Царство. Поступок Бориса и Глеба во время братских междоусобиц стал образцом христианского поведения вообще, ибо именно они, погибшие, но не преступившие Христовых заветов любви и смирения, были признаны святыми.

6884_600.jpg

– Может быть, не случайно именно они стали являться своим соотечественникам-потомкам в тяжелейшие минуты перед жестокими битвами с врагами?

– Конечно же, их мученичество имело широчайший резонанс в древнерусском обществе, а иначе и быть не могло. И тот удивительный факт, что святые Борис и Глеб стали являться просящим о помощи и оказывать ее, засвидетельствовал неизвестный автор «Сказания о Борисе и Глебе», восклицавший: «Не знаю… какую похвалу воздать вам, и недоумеваю, и не могу решить, что сказать? Нарек бы вас ангелами, ибо без промедления являетесь всем скорбящим…». Поэтому они сразу же стали восприниматься одними из самых главных заступников за Русскую землю. В том же «Сказании» говорится: «Вы наше оружие, земли Русской защита и опора… Вы небесные люди и земные ангелы, столпы и опора земли нашей!.. Вы не о едином граде, не о двух, не о каком-то селении печетесь и молитесь, но о всей земле Русской!» И затем автор «Сказания» возносит к ним такую молитву: «Блаженные страстотерпцы Христовы, не забывайте отечества, где прожили земную жизнь, никогда не оставляйте его… Вам дана благодать, молитесь за нас, вас ведь Бог поставил перед собой заступниками и ходатаями за нас». Интересно, что со временем страстотерпцы Борис и Глеб превратились в народном сознании в святых-воинов, которые являлись нашим прославленным полководцам (и будущим святым) Александру Невскому и Дмитрию Донскому перед важнейшими сражениями с врагами нашего народа. Они ободряли русских воинов перед битвами и тем самым помогали им одерживать победы.

– Насколько широко проявилось почитание святых Бориса и Глеба в посвящении им храмов и монастырей?

– Очень широко. В домонгольский период центром их почитания стала посвященная им церковь, построенная в Вышгороде в 1115 году. В ней кроме мощей хранились и другие реликвии, связанные с братьями. Среди них был меч Бориса, вывезенный в 1155 году во Владимир князем Андреем Боголюбским. К сожалению, церковь была разрушена во время нашествия Батыя на Киев в 1240 году, при этом были утрачены мощи святых братьев и попытки обрести их вновь не дали результата. В 1070-е годы были построены деревянные храмы на местах убийства братьев. Вскоре их заменили на каменные: в 1117 году на реке Альте (место убийства Бориса), а в 1145 году на Смядыни (место убийства Глеба). Уже при деревянных церквях образовались монастыри (на Альте – ранее 1073 года, на Смядыни – не позднее 1138 года). Весьма примечательно и то, что самым древним в России на сегодня (после отделения Украины) является именно Борисоглебский монастырь, основанный 976 лет назад на территории нынешнего города Торжка Тверской области. Он ведет свою историю из времен почти легендарных, что для нашей страны – факт уникальный. Хотя дата 1038 год – основание Борисоглебского монастыря – выведена историками с некоторой умозрительностью в результате подсчетов (прямых летописных указаний на это событие нет), почти никто не подвергает сомнению историчность основателя монастыря преподобного Ефрема Новоторжского как современника святых Бориса и Глеба. Согласно «Житию», преподобный Ефрем был ближним боярином князя Бориса, а по национальности «угрин», то есть венгр. После трагической кончины братьев Бориса и Глеба, а также убиения вместе с князем Борисом родного брата преподобного Ефрема – отрока Георгия Ефрем решил удалиться от светской жизни, ушел в новгородские пределы и основал там монашескую обитель.

– Такой тип подвига, когда люди добровольно идут на смерть, напрямую соотносится с поведением Христа и Его апостолов, которые фактически были первыми мучениками в истории христианства. Что вдохновляет христиан на такие поступки?

– Конечно же, любовь к Богу и ближнему, стремление следовать заветам Христа и подражать Ему во всем, насколько это возможно. Мы же знаем из Нового Завета, что нет больше той любви, как если человек отдаст душу свою за друзей своих. Даже если святые Борис и Глеб формально отдали жизнь не за каких-то конкретных людей, они осознавали, каких кровопролитий смогут избежать их сродники в случае их отказа от борьбы. Получается, что они отдали свои души за жизнь тысяч своих современников и потомков, которые могли бы пострадать от возможной кровавой распри. И это очень важно – понимать, ради чего ты идешь на гибель. Подвиг мученичества всегда совершается во имя любви. И если человек умирает во имя любви к Богу, то он с Богом и будет потом, в будущей вечной жизни. А если во имя любви к какой-то страсти, то в пучине этой страсти он и окажется. Мученичество соединяет человека с предметом его любви. Примечательно и то, что у Бориса и Глеба исконно присущая русским воинственная натура смягчилась, преобразилась, одухотворилась, потому что христианство коренным образом меняет человека. Это высочайший пример для каждого христианина: добровольно взять на себя подвиг самоотречения даже до смерти. Не случайно в православной традиции мученики считаются основой Церкви, а их кровь – тем семенем, из которого вырастает огромное дерево. Не случайно частица мощей православного мученика кладется в основание каждого алтаря. Как мы знаем, служить Божественную литургию разрешается только на антиминсе – матерчатом плате, в который зашита частица мощей мученика. Это позволяет в чрезвычайных ситуациях заменять антиминсом престол, как, например, случалось в тюрьмах, лагерях и ссылках, где находились священники. Эта традиция берет начало в раннехристианской эпохе, с масштабными гонениями на христиан со стороны государства, когда литургию совершали в катакомбах на гробах мучеников.

Беседовала Светлана Высоцкая

Благодарим
за помощь:

  • 16.09.2017 Пожертвование 1505548656 100.00 рублей на медикаменты
  • 17.09.2017 Пожертвование 1505654440 100.00 рублей на реабелитацию Тамары Черняевой