Акушер-гинеколог Капитолина Коблова

16 июля 2016

«В НАШЕ ВРЕМЯ ТОЛЬКО НЕУМНЫЙ ВРАЧ СКАЖЕТ, ЧТО БОГА НЕТ»

В наше время уже ни для кого не является секретом, что человек – сложное существо, в котором неразрывно взаимодействуют духовное, душевное и телесное начала. О том, как священник и врач в своем служении дополняют друг друга и как христианское мировоззрение не противоречит науке, а часто помогает представителям медицины, мы побеседовали с заведующей акушерско-гинекологическим отделением Лукояновской центральной районной больницы Капитолиной Кобловой. Заслуженный врач Российской Федерации, Капитолина Александровна имеет стаж непрерывной работы в глубинке, городе Лукоянове Нижегородской области, 51 год.

– Тело и душа человека существуют неразрывно. Насколько, на ваш взгляд, душевное состояние человека влияет на телесное?

– Даже самому убежденному атеисту ясно, что душа и тело едины. Не случайно говорят, что душа болит и душа поет – тут и объяснять ничего не надо. Я бы скорее заострила внимание на том, что потеря физического и душевного здоровья ведет к потере родительского рефлекса. При живых отцах и матерях в нашей стране огромное количество брошенных детей – вот о чем необходимо бить тревогу.

– Как в практике врача-христианина уживаются наука и религия?

– Каждому поколению врачей соответствует определенный уровень науки. Человек устроен до бесконечности сложно – в этом у думающего врача нет никаких сомнений. Что доступно нам, практикующим врачам XXI века, было недоступно нашим предшественникам. Но и на текущем состоянии наука не остановится – очень многие открытия ждут нас впереди. Однако заветы религии во все времена остаются важными для любого врача – любовь к ближнему и вера в положительный исход дела, которые помогают на практике в системе врач-больной. Если я сумею вселить в пациента любовь к себе и ближнему, то в наших взаимоотношениях будет определенный прогресс, а в отношении к заболеванию – победа.

– С какими проблемами сталкивается врач-христианин в официальной медицине, в частности акушер-гинеколог?

– Конечно, самая острая проблема для гинекологов – это совершение аборта. Некоторые думают: перестали бы врачи делать аборты, и все было бы хорошо. Но положительное решение об аборте лишь на 10 процентов зависит от врача, а все остальное – от социальных условий. То есть аборт – это социальное явление. Опираясь на многолетний опыт, скажу, что если женщина не надумает рожать, она не будет этого делать. Я начала работать врачом в 1964 году, это было время, когда уже давно официально были разрешены аборты. И тем не менее неофициальные аборты тогда тоже делали, и пострадавших от них женщин привозили к нам в больницу. Как правило, каждую ночь привозили двух-трех. В результате мы имели изуродованное женское здоровье, нередко полную его утрату, а иногда и летальный исход. Я боюсь одного: если у нас повсеместно запретят делать аборты, то эта деятельность уйдет в подполье, и в результате будут очень серьезные проблемы. Да, я отказываюсь делать аборт, но знаю, что женщина, решившаяся на него, все равно его сделает. Однако при этом она обратится к недостаточно грамотному специалисту, пойдет туда, где ни о какой реабилитации ее будущего здоровья речи не идет, и позже она вернется ко мне с большими осложнениями. Считаю, что здесь мы встречаемся с проблемой дефицита воспитания. Кто должен быть у человека в ближних? Участковый врач и священник. Каждый из них на своем месте заботится о здоровье подопечных – телесном и душевном. А главными в жизни должны быть любовь, семья и дети, и здесь нам надо работать неусыпно. У меня сердце сжимается, когда говорят: русские православные люди – вымирающая нация. Очень больно и горько это слышать, но я считаю, что надежда есть. Надо знать особенности русской души, русского характера, чтобы верить в возрождение нашего народа. Если у нас в стране начнется правильный воспитательно-образовательный процесс, то русские женщины очень быстро начнут рожать. Ведь сейчас какая задача ставится перед отцом и матерью? Родить ребенка, выучить в школе, дать образование не меньше двух дипломов, купить ему машину, квартиру, дачу. А о чистоте души, о том, что трех-четырех детей надо научить трудиться, даже не думают. Но если ребенок будет подготовлен к трудностям жизни, ему будет дальше все доступно. А бедные дети сейчас зачастую лишены детства. Где те сверстники, с которыми ребенок играет, например дерется и мирится? Где та нормальная улица, на которую можно выпустить малыша, чтобы он катался на горке, на лыжах, на коньках? Где то общество, которое его воспитывает? Вместо всего этого ему сунули компьютер, и жизнь его сузилась до формата виртуального пространства.

Как влияет беременность женщины на ее религиозность?

– Знаете, с точки зрения общественных приоритетов я бы говорила о влиянии положительного примера на окружающих. Я, например, была всегда полноватой, и однажды, когда у нас с мужем было уже двое детей, кто-то пустил в Лукоянове слух: Коблова беременная. Знаете, как много было звонков от знакомых? И почти все женщины говорили: «Ты не таись, скажи, если ты беременная, то и я тоже буду рожать». Это и есть пропаганда, которая воздействует на общество. Когда ее нет, нет и результатов. Так что будем надеяться, что наше общество охватит мода на детей.

– Можно ли говорить о воцерковлении российских врачей в последние годы?

– В наше время только неумный врач скажет, что Бога нет. Настолько глубоко религия вошла в современную жизнь нашего народа, и нашей интеллигенции в частности, что этот вопрос уже и не обсуждается, это естественно. Опытный врач, профессионал с огромным стажем, так ответит на вопрос о Боге: «Когда мои больные умирают от ран, увечий и заражений, это я понимаю, это мне доступно. А когда они у меня выживают в ситуации абсолютного отсутствия надежды, это мне недоступно». Многие мои коллеги ездят к христианским святыням как в России, так и за границей – к Туринской плащанице, на Святую землю, из Дивеева мы, можно сказать, не вылезаем. Лукояновцы также особо любят посещать село Игнатово, где в советские годы мученически погиб местный священник Константин – он был распят на дверях храма. В нашем маленьком родильном доме существует молельная комната, причем с разрешения министерства здравоохранения. К нам регулярно каждые две недели приходит священник для собеседования с женщинами, которые собираются стать матерями, и результат налицо. Вообще людей некрещеных фактически теперь уже не встретить. Я хожу в Покровский храм у нас в Лукоянове и вижу, как много маленьких детей матери приносят на литургию причащать, прикладывают их к святыням. И еще у меня как практикующего врача есть одно очень интересное наблюдение: женщины за 30 идут на вторые и третьи роды совершенно осмысленно, и многие из них планируют повенчаться. Вот вам воцерковление не только представителей медицины, но и всего народа.

– Можете рассказать о случаях помощи Божьей, которые наверняка бывали в вашей практике?

– Не будет преувеличением сказать, что Бог присутствует в каждых родах, не важно, где они происходят – в областном центре или глубинке. Во всех родовых залах нашей больницы висит икона Пресвятой Богородицы «Помощница в родах», к которой с молитвами обращаются все – и сотрудники медицинских учреждений, и пациенты, которые к нам приходят. Надо сказать, что мы, врачи, очень хорошо обеспечены всем необходимым оборудованием, медицина в области гинекологии развивается хорошо, существуют сложные системы поэтапного оказания помощи роженицам и новорожденным. Но нас никто не оградил от внезапного сложного случая. Например, женщина падает, начинается отслойка плаценты, возникает угроза для малыша и для матери – нам нередко приходится сталкиваться с такими случаями. Однажды у нас рожала женщина, которая приехала из другого населенного пункта к матери в Лукоянов. Начались роды, и на последнем этапе возникла сложность – ребенок совершил неправильный поворот. Один врач принимал роды, а я оказывала помощь роженице, обращаясь с молитвой к Пресвятой Богородице. И знаете, настолько велико было напряжение, что я почти физически ощущала присутствие Божьей Матери. И у нас все закончилось благополучно. Родился прекрасный парень, сейчас он ходит в пятый или шестой класс. И вообще стоит сказать, что подобные случаи бывают нередки не только в моей практике, но и других врачей.

– Получается, что никаких принципиальных разногласий между представителями Церкви и медицины нет, что их многое объединяет?

– Я считаю, что в целях сохранения традиционных основ русского народа обязательно должна быть пропаганда здорового, в том числе с духовной точки зрения, нравственного образа жизни. Священники должны активнее идти на контакт с представителями медицины, чтобы врачи воцерковлялись сами и затем способствовали воцерковлению своих пациентов, чтобы духовные традиции возвращались в нашу реальность и преображали ее. Чтобы наши девочки и мальчики-подростки не впускали в свою жизнь мусор, не проводили время в ночных клубах и игорных заведениях, им нужно объяснить, в чем заключается норма жизни, как нравственная, так и физиологическая, напомнить, что главное – это любовь и семья. Однажды мне посчастливилось прослушать лекцию образованнейшего врача-андролога в одном из лукояновских техникумов, которая называлась так – «Азбука мужского здоровья». В ней не было ни единого элемента пошлости, вся озвученная информация носила просветительский характер. Примечательно, что ребята слушали лектора с огромным вниманием – в зале стояла удивительная тишина. На этой лекции присутствовали и преподаватели техникума. Все в один голос – и преподаватели, и учащиеся – по окончании мероприятия высказались в пользу таких выступлений перед молодежной аудиторией. Но, к сожалению, такие необходимые для нашего общества программы, как система «Азбука мужского здоровья», пока не получили широкого распространения. Хотя все давно уже говорят, что настоящий мужчина является уникальной ценностью в нашем обществе. А ведь именно мужчина, с точки зрения традиционных религий, является главой семьи, которую называют малой церковью. От него вообще многое зависит в благополучном развитии нашего общества.

Беседовала Светлана Высоцкая

Благодарим
за помощь: